Лекция: Иеромонах Симеон Полоцкий. Полоцкий обед душевный


Лекция - Иеромонах Симеон Полоцкий

(1629-1680)

После Епифания Славинецкого самым видным представителем юго-западной школы в богословии, литературе и проповедничестве в Москве был иеромонах Симеон Полоцкий (Самуил Емельянович Петровский-Ситианович). Он родился в г. Полоцке (Белоруссия), образование получил в знаменитой Киевской коллегии, которую окончил около 1651 г. По возращении в родной город принял монашество и несколько лет работал учителем в Полоцкой братской школе. В 1660 г. иеромонах Симеон побывал в Москве и поднес царю Алексею Михайловичу свои стихотворения. Год спустя Полоцк захватили поляки. В 1664 г. Симеон Полоцкий окончательно переехал в Москву, где в Заиконоспасском монастыре обучал подьячих из тайного приказа латинскому языку. В этот же период он организует т.н. ученое братство, в которое вошли образованнейшие люди того времени, в т.ч. Сильвестр Медведев. В 1667 г. царь Алексей Михайлович поручает Симеону Полоцкому воспитание своих детей Алексея и Феодора; Полоцкий также занял или, вернее, учредил еще одну должность, – дотоле в России неизвестную, – должность придворного поэта. Активное участие он принимает в борьбе со старообрядцами. На Соборе 1666 г. он выступает с богословским трактатом «Жезл правления», где полемизирует с «челобитной» попа Никиты и попа Лазаря. По личной просьбе царя трижды ездит увещевать Аввакума.

Симеон Полоцкий призывал к расширению духовного и общего просвещения через школы при монастырях и церквях; он также выступал за создание в Москве Высшего духовного учебного заведения и даже составил его учебный план (т. н. Привилегию Академии), в который включил языки, богословие, философию, риторику и другие науки.

Одним из главных видов литературной деятельности Полоцкого была деятельность проповедническая. Им было написано более 200 проповедей, которые составили сборники «Вечеря душевная» (1681 г.) и «Обед душевный» (1683 г.), изданные уже после смерти их автора. В первом помещены несколько проповедей на дни воскресные, а во втором – на праздники Господские, Богородичные и святых, а также, в виде прибавления, проповеди по особым случаям: на погребение, против суеверий, о слушании литургии, о взыскании мудрости и т.п. Общая мысль всех вообще проповедей Симеона Полоцкого, находящихся в первом сборнике – это мысль о несоответствии нашей жизни с нравственным законом и о гибельных последствиях этого разлада. Отсюда вытекает у него нравственно-практическое направление проповедей, помещенных в «Обеде». Например, в 1-м слове в Неделю 30-ю по Пятидесятнице он обличает тех, которые в церкви «о куплях беседуют и совещание о них делают, смехотворят, разглагольствуют и безчинствуют», касается порочности жен, «уловляющих юношей вымышлением суетных риз и украшений, белилом и червлением и приводящих мужей своих в обнищание».

«Вечеря душевная» по преимуществу содержания исторического. Здесь, как и в «Обеде душевном», проповедник преследует практические цели. Говоря слово в день того или иного святого, Симеон Полоцкий всякий раз старается связать рассказ о его жизни с современной жизнью, сделать его возможно более актуальным и практически применимым.

Одной из самых дорогих для Симеона Полоцкого была идея развития народного просвещения, и связанного с ним воспитания, чему в «Вечере душевной» посвящено несколько проповедей. В проповеди в Неделю о блудном сыне проводится мысль, что воспитывает детей пример, жизнь их родителей и вообще окружающая среда. Поэтому родители и воспитатели должны быть чисты во всем: «отец должен быть в дому, как солнце, мать как луна, а чада как звезды». Воспитывая примером собственной жизни, родители в то же время должны учить детей: молитве, заповедям Божиим, церковному укладу жизни, а также и практическим занятиям. В другом слове (на день святой Марфы) к примеру собственной жизни он советует прилагать еще и наказание с жезлом: «… снопа аще не млатиши, ореха не разбиеши, не приимиши сытости и сходости, чад же аще не биеши, не сподобишися радости». В «Слово о взыскании премудрости на день Рождества Христова» Симеон Полоцкий побуждает соотечественников к стяжанию научной премудрости и обращается к Алексею Михайловичу с призывом «созидать греческие, славянские и иные училища, учеников умножить, своею милостию и вниманием взыскать благоискусных учителей и всех поощрять на трудолюбие». При этом Полоцкий не отвергает пользу и светской, и мирской образованности (знание философии, риторики, грамматики), но внушает остерегаться вредного в ней направления. Во многих словах Полоцкий выступает против народных обычаев и суеверий: обличает их с точки зрения просвещения, и с точки зрения религиозно-нравственной, выставляет и смешную, и вредную их стороны, противоречие здравому смыслу и родство с язычеством.

Стиль проповедей у Симеона Полоцкого достаточно прост, чужд вычурности. Конструкции речи естественные и удобопонятные. Мысль каждого поучения высказывается в приступе определенно, нет ни бесцельных отступлений в сторону, ни искусственных приложений. Сухим абстракциям, особенно затруднительным для понимания на слух, Полоцкий предпочитает описания и рассказы, которые наглядно представляют мысль и сообщают проповеди художественную изобразительность. Вместе с тем иеромонах Симеон не был совершенно свободен от влияния юго-западной схоластической гомилетики. Так, в сложных словах, т.е. произнесенных на дни, когда совпадают два или более праздника, он совершенно искусственно, путем надуманных аллегорических построений пытается находить связь между ними. Свойственны Полоцкому и такие схоластические приемы, как толкование имени, стремление к поверхностному символизму, примеры из языческой мифологии, использование светских источников и апокрифов. Например, в слове на день пророка Ионы проповедник, объяснив значение имени «Иона» (голубица), отыскивает сходство между свойствами голубя и дарами Святого Духа и, прилагая и то, и другое к Ионе, находит, что пророк причастен всем семи дарам Святого Духа.

Но в любом случае проповеди иеромонаха Симеона Полоцкого были замечательным явлением в свою эпоху, а многие из них в настоящее время могут быть пригодны для проповедников.

Литература

 

1. Обед душевный, М., 1681.

2. Вечеря душевная, М., 1683.

3. Избранные произведения, М.-Л. 1953.

4. Православное обозрение. 1860 г., кн. 3.

5. Лихачев Д.С. Развитие русской литературы Х-ХVII вв. Эпохи и стили. – Л., 1973, с. 165-214.

6. Еремин И.П. Поэтический стиль Симеона Полоцкого, – «ТОДРЛ», М.-Л., 1948, т. VI, с. 125-163.

7. Татарский И. А. Симеон Полоцкий (его жизнь и деятельность). М.,1866.

8. Попов В. Симеон Полоцкий как проповедник, М., 1886

www.ronl.ru

Симеон Полоцкий – великий белорусский просветитель

Симеон Полоцкий – великий белорусский просветитель

Симеон Полоцкий — великий белорусский просветитель Симеон Полоцкий является одним из выдающихся деятелей не только белорусской и русской, но и более того, славянской культуры в целом. Он вошел в историю как монах, общественный и церковный деятель, богослов, педагог и воспитатель, поэт и писатель. По разносторонности своих интересов и деятельности был близок деятелям эпохи Возрождения.

Симеон Полоцкий или Самуил Гаврилович (называют также другое отчество — Емельянович) Петровский-Ситнянович родился в Полоцке в 1629 году. Своим «двойным» отчеством и двойной фамилией он обязан отцу, которого звали Гавриил Ситнянович, и отчиму—Емельяну Петровскому. В 1651 году он окончил Киево-Могилянскую коллегию — крупнейший тогда православном центр высшего гуманитарного и богословского образования, а в 1653 году Виленскую иезуитскую академию. Вернувшись в Полоцк, в июне 1656 г. в православном Полоцком Богоявленском монастыре принимает монашество с именем Симеона и получает должность «дидаскала» — учителя в «братской» школе при том же монастыре. Впоследствии, уже в Москве, к имени Симеон добавилось прозвище Полоцкий — по его родному городу.

Усилиями Симеона Полоцкого в Полоцкой братской школе была значительно расширена программа обучения: в дополнение к белорусскому языку включались для изучения русский и польский, большее внимание уделялось грамматике, осваивались риторика и поэзия. Уже тогда он проявил себя как европейски образованный человек с энциклопедическими знаниями. В этот период шла война России с Польшей. Симеон Полоцкий был на стороне России, симпатизировал царю Алексею Михайловичу. При взятии русскими войсками Полоцка он поднес царю свое приветственное поздравление «Метры».

В 1660 году вместе с учениками своей братской школы Симеон Полоцкий на несколько месяцев уезжает в Москву, где ему удалось побывать в царском дворце в Кремле и читать свои стихи высочайшему семейству. В 1661 году он навсегда переехал в Москву, поселился в Спасском монастыре и получил место учителя латинского языка в монастырской школе. Симеон Полоцкий привез с собой плоды европейской учености — прекрасное знание языков латинского, польского, белорусского, украинского, а также «семи свободных наук» — грамматики, риторики, диалектики, арифметики, геометрии, астрологии, музыки. Вскоре по указу Алексея Михайловича в школе Спасского монастыря соорудили деревянные хоромы, куда были направлены на учёбу к Симеону молодые подьячие Приказа тайных дел. Главной целью занятий в школе было обучение латинскому языку — тогда языку дипломатии — молодых государственных чиновников, в числе которых был Сильвестр (Медведев), во многом продолживший впоследствии богословскую и творческую линию учителя.

В начале 1665 г. Симеон поднес царю Алексею Михайловичу «о новодарованном сыне государе царевиче и великом князе Симеоне Алексеевиче благоприветствование». Составленное стихами, это «благоприветствование» было благосклонно принято царем. Спустя некоторое время Симеон Полоцкий произнёс перед царём речь о необходимости «взыскати премудрости», то есть повысить уровень образования в Московском государстве. Симеон Полоцкий пользовался покровительством Паисия Лигарида — епископа Иерусалимской Церкви, православного митрополита Газы, активного участника церковно-политической борьбы в Московском государстве в 1660-х, был у него переводчиком. Паисий Лигарид был весьма влиятельным среди правящих особ России. Это обстоятельство открыло Симеону доступ ко двору. При дворе Алексея Михайловича Симеон Полоцкий получил признание как мудрейший «философ», «вития» и «пиит» Он принимал участие в делах государственной важности, в частности, в работе церковного собора 1666— 1667 гг., осудившего как расколоучителей, так и патриарха Никона. На основе материалов и постановлений собора Симеон составил книгу «Жезл правления на правительство мысленного стада православно-российской церкви, — утверждения во утверждение колеблющихся во вере, — наказания в наказание непокоривых овец, — казнения на поражение жестоковыйных и хищных волков, на стадо Христово нападающих» (коротко именуется «Жезл правления»), изданную Печатным двором в 1667 г. Собор отозвался о труде Симеона Полоцкого с высокой похвалой, признав «Жезл правления» «из чистого серебра Божия слова, и от священных писаний и правильных винословий сооруженным».

Широкая образованность Симеона, его литературные таланты побудили царя Алексея Михайловича пригласить его в 1667 г. в наставники к наследнику престола царевичу Алексею, а после смерти Алексея — к царевичу Федору. Когда же предстояло выбрать наставника для юного царевича Петра Алексеевича, будущего Петра Великого, то ему было поручено проэкзаменовать на эту роль дьяка Никиту Зотова. Приглашение ко двору в качестве домашнего учителя царских детей окончательно упрочило положение Симеона в придворных кругах. Он становится одним из влиятельнейших людей при дворе Алексея Михайловича, а после его смерти и при дворе своего ученика царя Федора Алексеевича.

Для царских детей Симеон Полоцкий написал несколько сочинений: «Вертоград Многоцветный» (сборник стихотворений, предназначенный служить «книгой для чтения»), «Житие и учение Христа Господа и Бога нашего», «Книга кратких вопросов и ответов катехизических» и ряд других. Он составлял также речи царя, писал торжественные объявления, переводил полемические трактаты Паисия Лигарида. Будучи по своим взглядам просветителем, Симеон Полоцкий всегда придавал большое значение развитию образования в России. Когда в 1680 году в Москве возник план организации первого высшего учебного заведения, он принял деятельное участие в становлении «Привилегии на Академию», доработанную после смерти Симеона Полоцкого его учеником Сильвестром Медведевым. «Привилегия» предусматривала изучение учащимися Академии «гражданских и духовных» наук, начиная от грамматики и кончая философией и богословием, а также «учение правосудия духовного и мирского», то есть юридических наук. По проекту Симеона Полоцкого в Академии должны были изучаться четыре языка: славянский, греческий, латинский и польский.

В 1687 году, уже спустя 7 лет после его смерти, первое высшее учебное заведение в России было открыто в Москве под названием «Славяно-греко-латинской Академии». В 1678 году, пользуясь покровительством царя Федора, Симеон Полоцкий открыл в Кремле типографию, где издавал свои сочинения и других авторов, привлекая к оформлению книг придворного художника Симона Ушакова и гравера Оружейной палаты Афанасия Трухменского. Симеон издал в типографии «Букварь языка славенска» (1679), «Тестамент Василия, царя греческого, сыну Льву» (1680), «Историю о Варлааме и Иоасафе» (1680).

Одной из главных в своей деятельности Симеон Полоцкий считал проповедническую. Им было написано более 200 проповедей, которые составили сборники «Вечеря душевная» (1681 г.) и «Обед душевный» (1683 г.), изданные уже после смерти их автора. В первом помещены по несколько проповедей на дни воскресные, а во втором — на праздники Господские, Богородичные и святых, а также, в виде прибавления, проповеди по особым случаям: на погребение, против суеверий, о слушании литургии, о взыскании мудрости и т.п.

Стиль проповедей у Симеона Полоцкого достаточно прост, чужд вычурности. Конструкции речи естественные и удобопонятные. Мысль каждого поучения высказывается определенно, нет ни бесцельных отступлений в сторону, ни искусственных приложений. Сухим абстракциям, особенно затруднительным для понимания на слух, Полоцкий предпочитает описания и рассказы, которые наглядно предоставляют мысль и сообщают проповеди художественную изобразительность. Талантливый проповедник, ученый полемист и богослов, переводчик и педагог, Симеон Полоцкий вошел в историю и как литератор, драматург, поэт, основоположник русской силлабической поэзии.

Сочинительство стихов было одним из любимых его занятий. Стихи писал он быстро и, видимо, всегда с большим увлечением. Поэтическое наследство Симеона Полоцкого огромно. Общее количество стихотворных строк, написанных им за все годы его литературной деятельности, достигает пятидесяти тысяч. Нет, кажется, жанра, в котором Симеон Полоцкий не пытался бы написать стихотворение. Незадолго до своей смерти, в 1678 г., Симеон все свои стихи, «в различная лета и времена сложенныя», объединил в два обширных сборника — «Рифмологион» и «Вертоград Многоцветный». Оба сборника представляют первостепенный интерес для характеристики Симеона Полоцкого как поэта.

Писал Симеон Полоцкий и драматургические сочинения. Первые его опыты в этом жанре относятся еще к тому времени, когда он был учителем «братской» школы в Полоцке. Для учащихся этой школы он около 1658 г. написал небольшую рождественскую пастораль под заглавием «Беседы пастушеские», которая под его руководством и была исполнена учащимися. В дальнейшем в Москве появились новые его произведения. От этого времени дошли до нас две его пьесы в стихах: «Комедия о Навходоносоре царе, о теле злате и о триех отроцех в пещи не сожженных» и «Комедия притчи о блудном сыне», а также более двадцати так называемых «декламаций».

Скончался Симеон Полоцкий в 1680 г. и похоронен в Заиконоспасском монастыре в Москве. В знак признательности белорусского народа к своему выдающемуся земляку — богослову и просветителю — в 2004 году в Полоцке был установлен памятник Симеону Полоцкому (скульптор А. Финский).

А.Медельцов

www.blagobor.by

Читать онлайн "Верный слуга Алексея Михайловича. Две жизни Симеона Полоцкого" автора Костин Борис Акимович - RuLit

Внезапная кончина помешала Симеону Полоцкому осуществить целостную программу книгопечатания. Его поэтический сборник «Вертоград многоцветный», проповеди «Обед душевный» и «Вечеря душевная» увидели свет благодаря Сильвестру Медведеву. Опыт справщика[121] помог ему в этом деле. Но явить миру все произведения Симеона Полоцкого Медведеву было не суждено. 27 апреля 1682 года Верхняя типография потеряла своего покровителя, царя Федора Алексеевича, и стала обузой для духовной и светской власти. Патриарх Иоаким, ничтоже сумняшеся, поставил на книгах Симеона Полоцкого клеймо «ересь» и предпринял все возможное, чтобы творения Симеона, как и память о его детище, были преданы забвению.

За считанные годы на российском патриаршем престоле сменилось четыре патриарха. И если Никону в какой-то мере удалось сдвинуть с мертвой точки дело духовного просвещения, то в силу скоротечности пребывания Иоасафа и Питирима верховными пастырями Русской православной церкви дело просвещения шло не медленнее, чем этого бы хотелось, основываясь на частной инициативе. Такими нам видятся труды царского постельничего Федора Михайловича Ртищева, который в «Энциклопедическом словаре» Ф. Павленкова назван «одним из гуманнейших людей своего времени». Епифания Славинецкого, однокашника Симеона Полоцкого по Киево-Могилянской коллегии, без всякой натяжки можно причислить к оным. Ф.М. Ртищев, вызвав Епифания Славинецкого, оказал России великую услугу — проповедь, то есть слово Господне, наконец-то была поставлена во главу угла церковнослужения, а исправление разночтений в Библии и издание церковных книг приобрело первостепенное значение.

Появление Симеона Полоцкого в Первопрестольной произвело небывалый эффект. В окружении царя появился человек, способности которого ярко, сочно и образно выразить мысль вызвали удивление и восхищение. К иеромонаху потянулись бояре и князья, разумом и сердцем понимающие необходимость стоических усилий в преодолении невежества.

Вот оно, безграничное поле для деятельности патриарха… Но вместо поиска объединительной идеи, вместо поиска рационального зерна в каждом из течений грекофилов и латинистов, вместо поиска золотой середины, в которой иноземные заимствования, попав на благодатную российскую почву, дали бы весомые плоды, началась открытая борьба партий, в которой время низвергло и победителей, и побежденных. Первой жертвой этой схоластической борьбы стал Симеон Полоцкий.

Об обстановке, сложившейся в российском церковном мире, Я. Рейтенфельс писал: «До того сильна, исстари, вражда между греческой и латинской церковью, что она, по-видимому, не поддается никакому человеческому врачеванию». Что ж, в наблюдательности заезжему визитеру не откажешь. Тем более что это неприятие дошло и до наших дней. А в то время любое отступление от веры православной, от соблюдения канонов Русской церкви нещадно каралось. Еретикам была уготована либо казнь, либо ссылка. И уж конечно, человек, втайне исповедующий чужую веру, в окружении царя попросту не мог объявиться, даже если бы он обладал иезуитской скрытностью.

«Хотя Симеон был белорус, — вещал уже упомянутый нами анонимный автор, — но он родился и долго жил в Полоцкой земле и по характеру был настоящий поляк. А можно ли верить полякам?»

В характере настоятеля Заиконоспасского монастыря, зачинателя высшего образования в России, ученый инок Чудовского монастыря Евфимий видит лишь одну из доминирующих черт — коварство. Да, утверждает Евфимий, Симеон Полоцкий — энциклопедист, многознайка, но умом самобытно мыслящим не обладает, и более того: тип человека, который «слова ласкательные глаголет и перед тобой зряще хвалит и яко с любовным беседует, отошедши же унижает и оклеветает».

С Аввакумом Симеон Полоцкий не единожды спорил до хрипоты и ругательств. С Епифанием Славинецким богословские споры вел в уважительном к оппоненту тоне и вовсе не случайно написал проникновенный «Епитафион». Однако в открытую полемику с Евфимием не вступал и тем дал основание посчитать себя «человеком малодушным, трусливым, неспособным к противостоянию с инакомыслящими». Сам же Симеон Полоцкий по этому поводу высказывался более чем откровенно:

Если словопрение начинает быти, Ты же хощети правый победителем быти, Победи прежде тебе, потщися молчати, Тако скоры можешь победу прияти,

вернуться

С. Медведев числился справщиком Печатного двора с 1677 года. — Примеч. авт.

www.rulit.me


Смотрите также