Лев Бакст: живопись, театральная графика, иллюстрации, биография. Бакст картина ужин


почему художника обвинили в непристойности

В наши дни картину «Ужин» называют одной из самых лучших работ Леона Бакста, а в момент своего появления она вызвала волну возмущенных отзывов и спровоцировала скандал в обществе. На первый взгляд, в этой картине нет ничего, что могло бы стать причиной смущения или гнева, по крайней мере, для современного зрителя. Но в начале ХХ в. «Даму с апельсинами» (как тогда называли эту работу) обвинили в излишней игривости, непристойности и колористической бездарности.

Публика впервые увидела «Ужин» Бакста на Пятой выставке «Мира искусства» в 1903 г. Эта работа сразу же приковала внимание и заставила о себе говорить. Возмущенных отзывов было куда больше, чем одобрительных. Сам художник не мог понять причин такой бурной реакции: «С моей «дамой» вышел просто скандал. Это «дама в ресторане», которую так выпрашивал Сергей Павлович (Дягилев) для выставки. Влад. и Мария Павловна (великий князь Владимир Александрович и его жена) принялись ее рассматривать, и я попытался стушеваться, но меня вызвали и мне прочли порядочную нотацию за скабрезность и игривость картины!.. Вообще сегодня мне досталось на орехи. Всех, публику, прямо скандализирует эта дама. Что в ней такого?»

Сейчас сложно понять, что же так смутило зрителей. Но в начале ХХ в. уже тот факт, что дама изображена за столом в кафе в одиночестве, сам по себе считался неприличным. Рыжеволосую женщину, в черном облегающем платье с очень глубоким декольте, кокетливо улыбающуюся зрителю, тогда ассоциировали с дамой полусвета.

На самом деле художнику позировала жена Александра Бенуа Анна. Сохранился карандашный набросок Анны Бенуа в том же туалете, выполненный Бакстом. Видимо, для своей картины художник планировал использовать лишь костюм женщины. В пользу этой версии свидетельствует и тот факт, что он начал писать не с лица, а с фигуры, и лишь перед выставкой прописал его карандашом поверх масляной подготовки.

Очевидно, цель портретного сходства художник изначально не преследовал, о чем можно судить и по другим сохранившимся портретам Анны Бенуа. Работа выполнена в жанре, близком популярному в то время «портрету незнакомки», однако значительно отличается от традиционных салонных портретов. Образ, созданный Бакстом, скорее напоминает распространенный в европейском модерне образ женщины-вамп, загадочной, влекущей и порочной.

Известный критик В. Стасов презрительно писал об этой работе: «Сидит у стола кошка в дамском платье; ее мордочка в виде круглой тарелки, в каком-то рогатом головном уборе; тощие лапы в дамских рукавах протянуты к столу, но она сама смотрит в сторону, словно поставленные перед нею блюда не по вкусу, а ей надо стащить что-нибудь другое на стороне; талия ее, весь склад и фигура – кошачьи, такие же противные, как у английского ломаки и урода Бердслея. Невыносимая вещь!».

Произведенный на зрителя эффект усиливался еще и благодаря расположению картины на выставке: ее разместили рядом с работой Ф. Малявина «Три бабы». В. Розанов так описывал свои впечатления от увиденного: «И пришло же на ум распределителям картин поместить рядом «Ужин» г. Бакста. Стильная декадентка fin de siècle, черно-белая, тонкая, как горностай, с таинственной улыбкой à la Джиоконда, кушает апельсины».

В противовес реализму «Девочки с персиками» Серова картину Бакста, соединяющую реальность и условность в свойственной модерну технике, зрители прозвали «Дама с апельсинами». Художника обвиняли в колористической бездарности и «забеленности» этой работы: «Все как белая скатерть… никаких красок». Но эти упреки были несправедливы: Бакст сознательно играет на контрастах светлых и темных тонов, оживляя композицию ярко-оранжевыми пятнами апельсинов. Такой лаконизм соответствовал моде того времени и стилистике рекламных плакатов, афиш и книжной графики.

www.nationaljournal.ru

Женщина-вамп эпохи Серебряного века и ее истинное лицо: shakko_kitsune

«Сидит у стола кошка в дамском платье; ее мордочка в виде круглой тарелки, в каком-то рогатом головном уборе; тощие лапы в дамских рукавах протянуты к столу, но она сама смотрит в сторону, словно поставленные перед нею блюда не по вкусу, а ей надо стащить что-нибудь другое на стороне; талия ее, весь склад и фигура – кошачьи, такие же противные, как у английского ломаки и урода Бердслея. Невыносимая вещь!» -- так писал о картине Леона Бакста 1902 года критик Стасов с замшелой бородой.

Л. Бакст. "Ужин". 1902. В.В. Розанов об этой же картине: «Стильная декадентка fin de siècle черно-белая, тонкая, как горностай, с таинственной улыбкой, à la Джиоконда, кушает апельсины».

Почитаем, что современные ученые о ней пишут. "Картина «Ужин», прозванная в шутливом противопоставлении серовской «Девочке с персиками» «Дамой с апельсинами», – одно из самых популярных полотен Бакста. С одной стороны, этот большой холст относится к весьма распространенному в русском искусстве конца XIX – начала XX века жанру «портрета незнакомки». С другой, произведение отличается целым рядом черт, делающих его непохожим на салонные портреты безымянных красавиц. Художник создает образ близкий распространенному в европейском модерне специфическому типу «женщины-вамп», который оказал большое влияние и на кинематограф и на литературу того времени. (...)

Избрав в качестве внешнего прототипа героини жену Александра Бенуа Анну Карловну, художник в данном случае не ставит портретных задач. Претворяя весь облик модели – лицо, фигуру в длинном бархатном платье со шлейфом, – Бакст создает характерный для своего времени призрачный и вместе с тем чувственный образ «ресторанной незнакомки», одновременно и влекущей, и порочной. Светящееся, словно фарфор, лицо так и осталось ненаписанным, Бакст лишь наметил поверх масляной подготовки его легкую графику: миндалевидные глаза, тонкий нос, острый перевернутый «серп» алых губ. И дело здесь не в спешке перед открытием выставки, и даже не в «гениальной небрежности» (выражение одного из критиков того времени), а в достигаемом сочетанием различных приемов и техник свойственного модерну соединения реальности и условности".

***Поговорим про даму, которая позировала для картины -- Анна Карловна Бенуа, ур. Кинд.

Это была жена нашего замечательного художника и великого искусствоведа Александра Николаевича Бенуа.

Леон Бакст. "Портрет А.Н. Бенуа", 1898

Замечательный был человек. Если ищете чего почитать по истории русской живописи 19 века, лучше его одноименной книги до сих пор еще ничего не написали. Фактов и дат, мабудь, накопали новых, а вот оценочно, и по красоте образов и языка -- нет, не написали.

Александр Николаевич и Анна Карловна, которую дома звали Атя, прожили вместе 60 лет, и это был счастливейший брак. Мемуары Бенуа -- отличный способ втянуться в историю Серебряного века, и вот на них она второе главное действующее лицо после автора. О ней писали множество мемуаристов, например, Добужинский:

«Бенуа был нашим общим центром, и уюту его дома очень помогала его жена, Анна Карловна, женщина на редкость милого и веселого характера, которую все без исключения очень любили. Всюду, куда переезжали Бенуа (за петербургское время они переменили три квартиры), создавалась та же теплая патриархальность».

Рисовали Анну Карловну тоже все подряд. Кроме Бакста, "картину" (а не портрет) создал Константин Сомов.

К. Сомов. "Портрет А.К. Бенуа". 1896.

Женщина, которую мы видим здесь, совсем иная, чем шалунья с картины Бакста.

Известно, как эта картина создавалась. Этот портрет, хронологически открывающий ретроспективный ряд произведений Сомова, задумывался всего лишь как оммаж, реверанс Гофману. Анна появилась на маскараде, устроенном в январе 1896 г. ее сестрой Марией Эфрон, в платье «эпохи Директории» и соломенной шляпе с розовым пером, что вдохновило мужа и Сомова — его ближайшего друга, на портретное соревнование. Бенуа в своих воспоминаниях пишет об этом эпизоде так:

"Решено было, что мы будем писать оба, я и Костя одновременно, что сеанс будет происходить у нас в гостиной, у двух окон рядом и что оба портрета будут одинаковой величины, поколенные.Однако вместо того, чтобы строго придерживаться натуры, мне сразу захотелось изобразить мою подругу в окружении осенней поэзии Ораниенбаумского парка. Атя выделялась бы светлым, слегка голубоватым силуэтом на фоне яркой и разноцветной листвы берез и кленов.Костя же начал свой портрет без какой-либо предвзятой затеи и с намерением просто и реально передать видимость, однако и он по дороге отступил совсем в сторону и после нескольких колебаний и у него за фигурой Анны Карловны вырос старинный, погруженный в поздние сумерки сад стриженых боскетов, выделявшихся на лимонно-желтом небе. Все это вместе создало очень нежную поэтичность, очень приятную, довольно монохромную красочную гармонию, среди которой розовое перо на шляпе и красный шарф давали особые ноты; гофмановский же характер был подчеркнут тем, что в глубине на фоне стриженой, почти черной листвы, появились две фигуры старичка и старушки в одеждах XVIII века".

Бенуа свою работу вскоре бросил, найти, что стало с этим рисунком, мне не удалось. А вот сомовский стал довольно известным, и когда в 1926 году семья решила эмигрировать, советская власть даже не дала Бенуа его увезти за ценнотью его для истории русского искусства. Так и попал он в музей.

Еще есть вот такой портрет Анны Карловны работы Валентина Серова - как известно, человека желчного и ехидного (1908).(Кстати, редкий случай явственной улыбки в портрете, о чем мы уже говорили).

Сам Бенуа этот рисунок ненавидел, и даже собственноручно надписал на его обороте:«Увы, это только одиозная карикатура на мою прелестную Акитцу, которую я сохраняю единственно по ее просьбе».

Позже А. Н. Бенуа расширил характеристику этого произведения: «…я не очень любил это изображение моей обожаемой супруги. Как художественное произведение это великолепная вещь, но как передача характера моей жены портрет далеко не соответствует истине. <… > В серовском… портрете слишком подчеркнуто то, что в характере Анны Карловны было подвижного, веселого, открытого. Получилась какая-то забияка, вакханка. А это не соответствовало действительности. Серов очень ценил в моей жене ее „веселость“ <…> Он любил с ней шутить и, мне кажется, ценил тот род шутливости, который был ей присущ. Но, желая передать именно эту черту, ему нравящуюся, он впал в ошибку и создал некую почти карикатуру. Чрезмерное подчеркивание было ему вообще свойственно…"

Сравнение с её портретом кисти Зинаиды Серебряковой (1924), которая вообще имела тенденцию приукрашивать все женщин, которых реально было приукрасить, говорит о том, что улыбка в принципе Серовым была уловлена верно.

А вот она молоденькая у Бакста (1900)В воспоминаниях Бенуа очень мило и подробно рассказано, как он за ней долго ухаживал. Вообще, чудесная книжка, правда, громадная.

У Добужинского в 1915.

На двух рисунках мужа (1913 и 1915)

Анна Карловна не написала книг, не издала мемуаров. Но она родила и вырастила троих детей, и была с мужем и в горе, и в радости, и в 19 веке, и в революцию, и в гражданскую, и в эмиграции. Кто знает, что без нее смог бы создать Бенуа.Мне кажется, это была очень милая, очаровательная пара, не зря все пишут, как здорово было бывать у них в гостях.

А.Н. Бенуа. "Автопортрет", 1893.

shakko-kitsune.livejournal.com

Скандальный «Ужин» Бакста: почему художника обвинили в непристойности

Л. Бакст. Ужин, 1902. Фрагмент | Фото: art-assorty.ru

В наши дни картину «Ужин» называют одной из самых лучших работ Льва Бакста, а в момент своего появления она вызвала волну возмущенных отзывов и спровоцировала скандал в обществе. На первый взгляд, в этой картине нет ничего, что могло бы стать причиной смущения или гнева, по крайней мере, для современного зрителя. Но в начале ХХ в. «Даму с апельсинами» (как тогда называли эту работу) обвинили в излишней игривости, непристойности и колористической бездарности.

Л. Бакст | Фото: personbio.com

Публика впервые увидела «Ужин» Бакста на Пятой выставке «Мира искусства» в 1903 г. Эта работа сразу же приковала внимание и заставила о себе говорить. Возмущенных отзывов было куда больше, чем одобрительных. Сам художник не мог понять причин такой бурной реакции: «С моей «дамой» вышел просто скандал. Это «дама в ресторане», которую так выпрашивал Сергей Павлович (Дягилев) для выставки. Влад. и Мария Павловна (великий князь Владимир Александрович и его жена) принялись ее рассматривать, и я попытался стушеваться, но меня вызвали и мне прочли порядочную нотацию за скабрезность и игривость картины!.. Вообще сегодня мне досталось на орехи. Всех, публику, прямо скандализирует эта дама. Что в ней такого?»

Л. Бакст. Автопортрет, 1906. Фрагмент | Фото: art-assorty.ru

Сейчас сложно понять, что же так смутило зрителей. Но в начале ХХ в. уже тот факт, что дама изображена за столом в кафе в одиночестве, сам по себе считался неприличным. Рыжеволосую женщину, в черном облегающем платье с очень глубоким декольте, кокетливо улыбающуюся зрителю, тогда ассоциировали с дамой полусвета.

Слева – А. К. Бенуа, фото. Справа – В. Серов. Анна Карловна Бенуа, 1908 | Фото: hrono.ru и artchive.ruНа самом деле художнику позировала жена Александра Бенуа Анна. Сохранился карандашный набросок Анны Бенуа в том же туалете, выполненный Бакстом. Видимо, для своей картины художник планировал использовать лишь костюм женщины. В пользу этой версии свидетельствует и тот факт, что он начал писать не с лица, а с фигуры, и лишь перед выставкой прописал его карандашом поверх масляной подготовки.

Слева – К. Сомов. Портрет А. К. Бенуа, 1896. Справа – З. Серебрякова. Анна Карловна Бенуа, 1924 | Фото: cultobzor.ru и radikal.ru

Очевидно, цель портретного сходства художник изначально не преследовал, о чем можно судить и по другим сохранившимся портретам Анны Бенуа. Работа выполнена в жанре, близком популярному в то время «портрету незнакомки», однако значительно отличается от традиционных салонных портретов. Образ, созданный Бакстом, скорее напоминает распространенный в европейском модерне образ женщины-вамп, загадочной, влекущей и порочной.

Л. Бакст. Слева – Автопортрет, 1893. Справа – Ужин, 1902 | Фото: art-drawing.ru и art-assorty.ru

Известный критик В. Стасов презрительно писал об этой работе: «Сидит у стола кошка в дамском платье; ее мордочка в виде круглой тарелки, в каком-то рогатом головном уборе; тощие лапы в дамских рукавах протянуты к столу, но она сама смотрит в сторону, словно поставленные перед нею блюда не по вкусу, а ей надо стащить что-нибудь другое на стороне; талия ее, весь склад и фигура – кошачьи, такие же противные, как у английского ломаки и урода Бердслея. Невыносимая вещь!».

Ф. Малявин. Три бабы, 1902. Рядом с этой картиной на выставке разместили *Ужин* Бакста | Фото: rexstar.ruПроизведенный на зрителя эффект усиливался еще и благодаря расположению картины на выставке: ее разместили рядом с работой Ф. Малявина «Три бабы». В. Розанов так описывал свои впечатления от увиденного: «И пришло же на ум распределителям картин поместить рядом «Ужин» г. Бакста. Стильная декадентка fin de siècle, черно-белая, тонкая, как горностай, с таинственной улыбкой à la Джиоконда, кушает апельсины».

В. Серов. Девочка с персиками, 1887. Фрагмент | Фото: gallerix.ruВ противовес реализму «Девочки с персиками» Серова картину Бакста, соединяющую реальность и условность в свойственной модерну технике, зрители прозвали «Дама с апельсинами». Художника обвиняли в колористической бездарности и «забеленности» этой работы: «Все как белая скатерть… никаких красок». Но эти упреки были несправедливы: Бакст сознательно играет на контрастах светлых и темных тонов, оживляя композицию ярко-оранжевыми пятнами апельсинов. Такой лаконизм соответствовал моде того времени и стилистике рекламных плакатов, афиш и книжной графики.

Л. Бакст | Фото: tg-m.ru Источник: http://www.kulturologia.ru/

worldartdalia.blogspot.com

Ужин | Великие художники

Леон Бакст «Ужин», 1902

Русский музей, Санкт-Петербург

Ар нуво (модерн)

Однажды два художника, объединенные дружескими чувствами и близостью к группе «Мир искусства», Леон Бакст и Валентин Серов, наслаждаясь видом улиц ночного Парижа, решили зайти в кафе. В самом дальнем углу сидела женщина, портрет которой Бакст не преминул нарисовать на салфетке. Ею была Анна Кид, жена основателя «Мира искусства» Александра Бенуа. Что ж мир тесен… Особенно это касается Парижа тех годов, притягивающего к себе магнитом творческую элиту из других стран, в том числе и России.

Картина, перенесенная с салфетки на полотно, не прошла незамеченной среди критиков, увы, не всегда благодушно настроенных. «Невыносимая вещь!», – вырвалось при виде полотна у известного ценителя искусства Владимира Стасова. Хотя, казалось бы, ничего шокирующего в картине нет: более чем традиционная тема скучающей незнакомки, импрессионистическая манера письма. Если бы рядом с женщиной сидело несколько веселящихся мужчин – полотно могло походить на произведения Тулуза-Лотрека и других импрессионистов. Однако Бакст не только запечатлевает увиденное, но и стремится его преобразить.

Основным мотивом полотна является динамика очертаний окружающей обстановки и самой женской фигуры, достигаемая удачным соположением ритма белых и голубых плоскостей, краев скатерти и волнообразного платья дамы в нижней части картины. Затем же это движение замирает, словно натолкнувшись на невидимую преграду. Руки незнакомки, ее лицо и шляпка, непропорциональность которой заставляет вспомнить о цветочном бутоне, расположены уже на одной линии.

Художник также использует игру цветом, построенную на перекличке волос дамы и апельсинов, что делалось как бы в пику реалистическому подходу Серова в его «Девочке с персиками». Бакст оставляет лицо женщины как бы незаконченным, что позволило ему подчеркнуть таинственность, неосязаемость этой дамы, соседствующие с чувственной красотой, которая может доходить до порочности.

greatartists.ru

Скандальный «Ужин» Бакста: почему художника обвинили в непристойности

 

Л. Бакст. Ужин, 1902. Фрагмент | Фото: art-assorty.ru

В наши дни картину «Ужин» называют одной из самых лучших работ Льва Бакста, а в момент своего появления она вызвала волну возмущенных отзывов и спровоцировала скандал в обществе. На первый взгляд, в этой картине нет ничего, что могло бы стать причиной смущения или гнева, по крайней мере, для современного зрителя. Но в начале ХХ в. «Даму с апельсинами» (как тогда называли эту работу) обвинили в излишней игривости, непристойности и колористической бездарности.

 

 

 

Л. Бакст | Фото: personbio.com

Публика впервые увидела «Ужин» Бакста на Пятой выставке «Мира искусства» в 1903 г. Эта работа сразу же приковала внимание и заставила о себе говорить. Возмущенных отзывов было куда больше, чем одобрительных. Сам художник не мог понять причин такой бурной реакции: «С моей «дамой» вышел просто скандал. Это «дама в ресторане», которую так выпрашивал Сергей Павлович (Дягилев) для выставки. Влад. и Мария Павловна (великий князь Владимир Александрович и его жена) принялись ее рассматривать, и я попытался стушеваться, но меня вызвали и мне прочли порядочную нотацию за скабрезность и игривость картины!.. Вообще сегодня мне досталось на орехи. Всех, публику, прямо скандализирует эта дама. Что в ней такого?»

 

 

 

 

 

Л. Бакст. Автопортрет, 1906. Фрагмент | Фото: art-assorty.ru

Сейчас сложно понять, что же так смутило зрителей. Но в начале ХХ в. уже тот факт, что дама изображена за столом в кафе в одиночестве, сам по себе считался неприличным. Рыжеволосую женщину, в черном облегающем платье с очень глубоким декольте, кокетливо улыбающуюся зрителю, тогда ассоциировали с дамой полусвета.

 

 

 

 

 

Слева – А. К. Бенуа, фото. Справа – В. Серов. Анна Карловна Бенуа, 1908 | Фото: hrono.ru и artchive.ru

На самом деле художнику позировала жена Александра Бенуа Анна. Сохранился карандашный набросок Анны Бенуа в том же туалете, выполненный Бакстом. Видимо, для своей картины художник планировал использовать лишь костюм женщины. В пользу этой версии свидетельствует и тот факт, что он начал писать не с лица, а с фигуры, и лишь перед выставкой прописал его карандашом поверх масляной подготовки.

 

 

 

 

Слева – К. Сомов. Портрет А. К. Бенуа, 1896. Справа – З. С

tayni.info

почему художника обвинили в непристойности

В наши дни картину «Ужин» называют одной из самых лучших работ Льва Бакста, а в момент своего появления она вызвала волну возмущенных отзывов и спровоцировала скандал в обществе. 

Л. Бакст. Ужин, 1902. Фрагмент | Фото: art-assorty.ru

На первый взгляд, в этой картине нет ничего, что могло бы стать причиной смущения или гнева, по крайней мере, для современного зрителя. Но в начале ХХ в. «Даму с апельсинами» (как тогда называли эту работу) обвинили в излишней игривости, непристойности и колористической бездарности.

Л. Бакст | Фото: personbio.com

Публика впервые увидела «Ужин» Бакста на Пятой выставке «Мира искусства» в 1903 г. Эта работа сразу же приковала внимание и заставила о себе говорить. Возмущенных отзывов было куда больше, чем одобрительных. Сам художник не мог понять причин такой бурной реакции: «С моей «дамой» вышел просто скандал. Это «дама в ресторане», которую так выпрашивал Сергей Павлович (Дягилев) для выставки. Влад. и Мария Павловна (великий князь Владимир Александрович и его жена) принялись ее рассматривать, и я попытался стушеваться, но меня вызвали и мне прочли порядочную нотацию за скабрезность и игривость картины!.. Вообще сегодня мне досталось на орехи. Всех, публику, прямо скандализирует эта дама. Что в ней такого?»

Л. Бакст. Автопортрет, 1906. Фрагмент | Фото: art-assorty.ru

Сейчас сложно понять, что же так смутило зрителей. Но в начале ХХ в. уже тот факт, что дама изображена за столом в кафе в одиночестве, сам по себе считался неприличным. Рыжеволосую женщину, в черном облегающем платье с очень глубоким декольте, кокетливо улыбающуюся зрителю, тогда ассоциировали с дамой полусвета. 

Слева – А. К. Бенуа, фото. Справа – В. Серов. Анна Карловна Бенуа, 1908 | Фото: hrono.ru и artchive.ru

На самом деле художнику позировала жена Александра Бенуа Анна. Сохранился карандашный набросок Анны Бенуа в том же туалете, выполненный Бакстом. Видимо, для своей картины художник планировал использовать лишь костюм женщины. В пользу этой версии свидетельствует и тот факт, что он начал писать не с лица, а с фигуры, и лишь перед выставкой прописал его карандашом поверх масляной подготовки. 

Слева – К. Сомов. Портрет А. К. Бенуа, 1896. Справа – З. Серебрякова. Анна Карловна Бенуа, 1924 | Фото: cultobzor.ru и radikal.ru

Очевидно, цель портретного сходства художник изначально не преследовал, о чем можно судить и по другим сохранившимся портретам Анны Бенуа. Работа выполнена в жанре, близком популярному в то время «портрету незнакомки», однако значительно отличается от традиционных салонных портретов. Образ, созданный Бакстом, скорее напоминает распространенный в европейском модерне образ женщины-вамп, загадочной, влекущей и порочной.

Л. Бакст. Слева – Автопортрет, 1893. Справа – Ужин, 1902 | Фото: art-drawing.ru и art-assorty.ru

Известный критик В. Стасов презрительно писал об этой работе: «Сидит у стола кошка в дамском платье; ее мордочка в виде круглой тарелки, в каком-то рогатом головном уборе; тощие лапы в дамских рукавах протянуты к столу, но она сама смотрит в сторону, словно поставленные перед нею блюда не по вкусу, а ей надо стащить что-нибудь другое на стороне; талия ее, весь склад и фигура – кошачьи, такие же противные, как у английского ломаки и урода Бердслея. Невыносимая вещь!».

Ф. Малявин. Три бабы, 1902. Рядом с этой картиной на выставке разместили *Ужин* Бакста | Фото: rexstar.ru

Произведенный на зрителя эффект усиливался еще и благодаря расположению картины на выставке: ее разместили рядом с работой Ф. Малявина «Три бабы». В. Розанов так описывал свои впечатления от увиденного: «И пришло же на ум распределителям картин поместить рядом «Ужин» г. Бакста. Стильная декадентка fin de siecle, черно-белая, тонкая, как горностай, с таинственной улыбкой a la Джиоконда, кушает апельсины».

В. Серов. Девочка с персиками, 1887. Фрагмент | Фото: gallerix.ru

В противовес реализму «Девочки с персиками» Серова картину Бакста, соединяющую реальность и условность в свойственной модерну технике, зрители прозвали «Дама с апельсинами». Художника обвиняли в колористической бездарности и «забеленности» этой работы: «Все как белая скатерть… никаких красок». Но эти упреки были несправедливы: Бакст сознательно играет на контрастах светлых и темных тонов, оживляя композицию ярко-оранжевыми пятнами апельсинов. Такой лаконизм соответствовал моде того времени и стилистике рекламных плакатов, афиш и книжной графики.

Л. Бакст | Фото: tg-m.ru

Другим ярчайшем представителем модерна в живописи является А. Муха.Роскошные «женщины Альфонса Мухи»: шедевры чешского художника, создателя «искусства для всех»

Автор

Kulturologia.ru

yarcenter.ru

живопись, театральная графика, иллюстрации, биография

Творчество Льва Бакста

Автопортрет

Леон Николаевич Бакст (настоящее имя — Лейб-Хаим Израилевич, или Лев Самойлович Розенберг; 1866—1924) — российский художник, сценограф,  книжный иллюстратор, мастер станковой живописи и театральной графики, один из виднейших деятелей объединения «Мир искусства» и театрально-художественных проектов С. П. Дягилева.

Биография Бакста

После окончания гимназии учился вольнослушателем в Академии Художеств, подрабатывая иллюстрацией книг.  В 1889 г. художник впервые экспонировал свои работы, приняв псевдоним - сокращенную фамилию бабушки по материнской линии (Бакстер). 1893-99 гг. он провел в Париже, часто наезжая в Петербург, и упорно работал в поисках собственного стиля. Сблизившись с А. Н. Бенуа, К. А. Сомовым и С. П. Дягилевым, Бакст стал одним из инициаторов создания объединения "Мир искусства" (1898). Известность Баксту принесли его графические работы для журнала "Мир искусства". В оформлении журнала сформировался  характерный стиль Бакста:  изысканно-графичный, полный острого чувства ирреальности окружающего бытия.

Органичней всего талант Бакста проявился в сценографии. С 1902 он работал для Эрмитажного и Александринского театров. ). Но по-настоящему талант Бакста развернулся в балетных спектаклях "Русских сезонов" Дягилева. "Клеопатра" (1909), "Шехерезада" и "Карнавал" (1910), "Видение розы" и "Нарцисс" (1911), "Синий бог", "Дафнис и Хлоя" и "Послеполуденный отдых фавна" (1912), "Игры" (1913) поражали пресыщенную западную публику декоративной фантазией, богатством и силой цвета, а разработанные Бакстом оформительские приемы положили начало новой эпохе в балетной сценографии. Как декоратор Русских сезонов Бакст стилизовал античные и восточные мотивы, создавая утонченно-декоративное фантастическое зрелище.

С 1907 года Бакст жил в основном в Париже и работал над театральными декорациями.  В 1914 году Бакст был избран членом Академии художеств,  но Первая мировая война окончательно отрезала его от родины. Он продолжал сотрудничать с дягилевской труппой, однако между ним и С. П. Дягилевым постепенно нарастали противоречия, и в 1918 г. Бакст покинул труппу. 27 декабря 1924 года Бакст умер в Париже от отёка лёгких.

Талант Бакста чрезвычайно разносторонен. По словам Максимилиана Волошина,  "Бакст с одинаковым искусством пишет портрет светской дамы в современном платье, рисует декоративную обложку для книги со всем четким изяществом восемнадцатого века, воссоздает в балете петербургские костюмы николаевского времени, компонирует декорации к "Ипполиту" и в широкой панораме изображает гибель Атлантиды. И всегда он остается блестящим живописцем, сквозь вещи и искусство эпохи видящим внешние формы и лики жизни".

У Бакста есть хорошие итальянские и английские пейзажи, виды Лидо, Версаля, Финляндии: в книжной иллюстрации он достиг виртуозной техники, его обложки и виньетки в журналах: "Мир Искусства", "Золотое Руно", "Аполлон" и в других изданиях по художественной форме и благородству линий являются образцами современной графики; Бакст не чужд и сатиры: он дает меткие и остроумные карикатуры в журналах "Жупел", "Адская почта" и "Сатирикон". Написал много разнообразных по технике и богатых внутренним содержанием портретов: Вел. кн. Елены Владимировны и Вел. кн. Кирилла, Бориса и Андрея Владимировичей, И. Левитана , Александра Бенуа, графини Келлер, В. Розанова , Андрея Белого , г-жи Коровиной, С.П. Дягилева, Зинаиды Гиппиус , К. Сомова , Е.И. Набоковой и автопортрет. Прелестны его акварели-миниатюры, иллюстрирующие русский быт начала XIX века. Выдаются также его "Императрица Елизавета Петровна на охоте" (1903), "Коппелиус" (1909), очень интересно написанный "Ужин" (1903) и два панно: "Осень" (1906) и "Элизиум", эскиз занавеса (1906). Но всё-таки ярче всего выразился талант Бакста в его театральных постановках;  по словам Александра Бенуа, они поражают богатством и силой колористической фантазии, разнообразием и изысканностью костюмов; он обдумывает каждую деталь и руководит всем ensemble'ем, он делает самые серьезные археологические изыскания, но не губит при этом непосредственного настроения, поэзии драмы.

Костюм к балету «Нарцисс»

К балету «Нарцисс»

Молодой беотиец. Эскиз костюма к балету Н. Н. Черепнина «Нарцисс». 1911. Акварель, карандаш

Декорации к балету "Шехерезада" 1910

Портрет Зинаиды Гиппиус 1906

Танцовщица из балета "Жар-птица". 1910. 25 x 18 см. Акварель.

Карнавал

Карнавал

Ужин. 1902

К балету "Садко"

Декорации к балету "Дафнис и Хлоя" 1902

 

Древний ужас

Бакст Л.С. Автопортрет 1906

Балет "Шехерезада"

Костюм к балету "Шехерезада"

Костюм к балету "Шехерезада"

Две беотийки. Эскиз костюмов к балету Н. Н. Черепина «Нарцисс». 1911. Акварель, гуашь

Костюм Тамары Карсавиной

Султан

Эскиз костюма для Иды Рубинштейн

Эскиз к балету "Елена Спартанская"

Декорации "Дафнис и Хлоя"

 

Декорации "Дафнис и Хлоя"

Эллизиум. 1906

Портрет Александра Бенуа. 1898

Бакст Л.С. Портрет Сергея Дягилева с няней 1906

Портрет герцогини с собакой 1924

Иллюстрация к повести Н.В.Гоголя "Нос"

Комментарии пользователей Facebook и ВКонтакте. Выскажи мнение.

Последние материалы в этом разделе:

↓↓ Ниже смотрите на тематическое сходство (Похожие материалы) ↓↓

www.artcontext.info