В гостях у «Телерадионедели» “СГ” ведущая СТВ Ирина Ромбальская. Большой завтрак с ириной ромбальская


“Хочу позавтракать с Ренатой Литвиновой! ” Ведущая “Большого завтрака” встает с петухами.

Модель, журналистка и телеведущая канала СТВ поделилась с корреспондентом “НГ” тайнами закадровой кухни.

— Большой завтрак в твоем понимании — это...?— То же, что происходит в нашей программе. Сорок минут с приятным собеседником и вкусным наполнением.

— Ира, сейчас ты являешься лицом канала СТВ, ведешь сразу несколько проектов. Какой считаешь наиболее важным?

— Наиболее важным является сам факт работы. Сегодня это одна программа, завтра — другая. ТВ — очень мобильная сфера, и если какой-то проект живет и имеет рейтинг, значит, он востребован зрителем. А если что-то делаешь, то и делай это изо всех сил. Вот на днях подруга попала в небольшую, но спорную аварию. Первое, что я спросила: “Почему сразу не позвонила, мы бы сняли!”. В новостях нельзя просто работать, ими нужно жить. Невозможно прийти домой в семь вечера и сказать: “Сейчас я мама, жена, дочь и т. д.”. Приходится постоянно быть в тонусе и контролировать ситуацию вокруг. А как только замечаю на экране или в жизни достойного собеседника, сразу представляю, как буду “пытать” его в эфире “Большого завтрака”.

— Почему новой ведущей “Большого завтрака” выбрали именно тебя?

— У нас же глянцевый тележурнал, так почему бы девушке с обложки модных журналов (а моделью я работаю уже 15 лет) не стать его ведущей?! Как минимум это логично. На самом деле, безусловно, были кастинги, и о том, что одобрили именно мою кандидатуру, я узнала за две недели до съемок.

— В одном из интервью ты заявила, что хотела бы заниматься серьезными темами: политикой, экономикой и т. д. Тем не менее пока ты занимаешься достаточно “легкими” проектами. Тебя это устраивает?

— Все совсем не так, как кажется. На прошлой неделе вышли “Пять минут” с Ириной Хануник-Ромбальской. Это наш новый, очень интересный проект, в котором нет хозяина студии. Как оказалось, канал — просто кладезь самобытных людей. Участвуют все — от руководства канала до корреспондентов и ведущих. Мы разные, и запретных тем нет. Сами ищем тему, пишем тексты и пытаемся донести до зрителя свое мнение об отдельно взятом явлении — политическом, экономическом или социальном. А создание “Столичных подробностей” — это вообще целая индустрия. Там мы не только ведущие, но и ньюсмейкеры, и редакторы, и корреспонденты. Поверьте, снять, например, серьезную аварию, опросить людей на улице, а в восемь вечера появиться с идеальной укладкой и искренней улыбкой в прямом эфире — это совсем не просто.

— Интересно, во сколько встает ведущая “Большого завтрака”?

— Встаю обычно в 7.30, а мечтаю, если честно, просыпаться под эфир “Большого завтрака” в 10.50. И сладко потягиваться до конца программы!

— А есть ли у тебя свои собственные утренние ритуалы?

— Вставать рано не люблю, а потому компенсирую недостаток сна красивыми изысканными предметами — чашечками, сливочниками, серебряными ложечками и в идеале — общением с такими же красивыми людьми.

— Кого из знаменитостей тебе хотелось бы заполучить в качестве гостя программы?

— Мечтаю позавтракать с Павлом Бородиным, выпить чай с Ренатой Литвиновой  и полюбоваться на пышные формы мисс Грудь, например.

— Твоя предшественница на программе Ольга Плотникова забеременела во второй раз, когда была ведущей “Большого завтрака”. Может, это место обладает какой-то особой аурой? Не собираешься ли ты, как Оля, стать мамой во второй раз?

— Да, я с этой программы только так и уйду — с красивым круглым животиком. И то, если будущий наследник попросит маму от работы отдохнуть!

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Поставьте ему оценку.

www.sb.by

ЗАШКВАРНЫЕ ИСТОРИИ 2 сезон: Настя Ивлеева

გამოქვეყნდა 11 საათის წინ

КЛИККЛАККЛИККЛАК

ხანგრძლივობა: 31:31

Голосуй за самого зашкварца тут: littlebig.band/?vote=true(Форма для ваших историй появится после голосования)THE HATTERS. FOREVER YOUNG, FOREVER DRUNK TOUR. Ищи свой город по ссылке: vk.com/thehatters15 НОЯБРЯ. МОСКВА. Adrenaline Stadium.vk.com/thehattersmsk15 ДЕКАБРЯ. СПБ. СК Юбилейный.vk.com/thehatters_liveРеклама, сотрудничество: [email protected]НАШ ИНСТАГРАМ: instagram.com/klikklakinst/НАШ ПАБЛИК: vk.com/klikklakpageСегодня на канале КЛИККЛАК продолжение второго сезона «Зашкварные Истории», в котором Илья Прусикин (Ильич), Эльдар Джарахов, Данила Поперечный, Андрюша Прокофьев и Instagram-вайнерша Настя Ивлеева, являющаяся ведущей передачи «Орёл и решка» и «Agent Show/Агент Шоу», расскажут свои самые зашкварные истории из жизни. Вас ждет пройденный треш и угар от наших участников. В уютном кругу друзей вы услышите уморительные истории юной жизни Ивлеевой, школьные истории Джарахова с Тилэксом, как Андрей Прокофьев работал охранником в баре, а также не менее смешные истории, рассказанные специально для вас. Чья история из жизни была интереснее и смешнее всего? Пишите в комментариях. Приятного просмотра! Илья Прусикин: gefilm.net/us/iLichShowЭльдар Джарахов: gefilm.net/us/dzharakhovНастя Ивлеева: instagram.com/_agentgirl_gefilm.net/ch-UCtGJ_XI0ZGwEmKZaj3VQITwАндрюша Прокофьев: instagram.com/projikgefilm.net/ch-UCj7OS8fnLDOiXU7WHUfCxZAДаня Поперечный: gefilm.net/us/spoontamerКанал группы ХЛЕБ: gefilm.net/us/studsovetshowВыражаем благодарность за предоставленный стеллаж Moonzana (moonzana.ru/)06:01, 14:17, 22:18

кликклак  клик клак  клик  клак  кликклак шоу  клик клак шоу  шоу  илья прусикин  прусикин  ильич  эльдар джарахов  джарахов  данила поперечный  поперечный  настя ивлеева  ивлеева  настя ивлеева вайны  агент шоу  орел и решка  андрей прокофьев  прокофьев  джарахов и ильич  зашкварные истории  зашкварные истории из жизни  истории из жизни  зашквар  истории  кликклак зашкварные истории  треш  трэш  трэш шоу  треш шоу  угар  история из жизни  история  смешно  2 сезон  премьера  школьные истории  

gefilm.net

Ирина Хануник-Ромбальская стала лицом «Большого завтрака»

«Комсомолка» узнала, как изменится программа с приходом новой ведущей. В воскресенье на СТВ — первый выпуск программы «Большой завтрак» с новой ведущей. Место Ольги Плотниковой, которая скоро станет мамой, заняла Ирина Хануник-Ромбальская, которая теперь будет совмещать работу в утреннем шоу выходного дня с программой «Столичные подробности».

Встречать гостей новая ведущая будет в обновленных декорациях за большим столом у апельсинового дерева на ярко-оранжевой кухне. И, кстати, кухонные декорации будут менять каждые две программы.

- Первым гостем, который пришел в студию, стал модельер Саша Варламов, - поделилась с «КП» Ирина Хануник-Ромбальская. - Мы поговорили о первой Белорусской неделе моды. Также он расскажет о новых трендах сезона и что будет модным носить этой осенью и зимой.

В новом телесезоне в программе появились и новые рубрики.

«Этикет» - телеведущая СТВ Ольга Бельмач будет преподавать уроки хорошего тона.

«У нас растет малыш» - экс-ведущая программыОльга Плотникова будет давать советы молодым мамам и делиться своим опытом воспитания маленьких детей.

«Танцзал» - телезрители смогут освоить основные движения классических, современных и даже старинных танцев прямо у экрана телевизора.

А уже хорошо знакомые телезрителям рубрики «Комод», «Кулинарный гид», Bonton, «Жилетка» и «Что хочет женщина» будут выходить в обновленном формате.

Олеся ГАНЕВИЧ — 01.10.2010

Ирина Хануник-РомбальскаяФото: канал СТВ

www.ctv.by

Ирина Ромбальская: Охотно сидела бы в кадре с кисточкой

... 10 лет назад Ирина Ромбальская, юрист с «красным» дипломом и второкурсница факультета журналистики, пришла на «Столичное телевидение» поупражняться - в результате учебу бросила, а в профессии тележурналиста осталась. На глазах у зрителей телеведущая превращалась из гламурной блондинки в сдержанную шатенку и наоборот, лишалась части фамилии, экспериментировала с образом и одеждой... О том, что изменилось за прошедшие годы, а что осталось в багаже, беседуем с Ириной Ромбальской - телеведущей ( «24 часа», «Большой завтрак») и пресс-секретарем телеканала СТВ.

Один из первых эфиров Ирины Ромбальской.

- За 10 лет некоторые телевизионщики успевают сменить не то что несколько каналов, но и несколько стран. Почему с СТВ у вас получилась такая взаимная любовь?

- Честно говоря, я тоже не ожидала подобного постоянства. Пришла, попросилась работать «в новости». Мне хотели отказать, так как полагали, что я поинтересуюсь культурой и подобными темами, - но я хотела писать об экономике и праве, и меня приняли на стажировку, а потом осталась работать корреспондентом. Сегодня, мне кажется, многие забывают одну вещь: не стоит приходить на телевидение, чтобы обрести популярность - такие задерживаются, пожалуй, на год, а потом исчезают. Телевидение - проверка на прочность, так как оно накладывает ряд ограничений и отнимает много времени из других сфер жизни; однако если ты эту проверку прошел, значит, тебе действительно хотелось здесь работать. Лично мне находиться здесь очень легко - возможно, потому, что речь идет не о огромной машине медиахолдинга со сложной «вертикалью», а о слаженной команде, в которой можно практически каждому человеку позвонить в любое время, и тебе помогут... Не представляю, как можно променять СТВ на другой телеканал - прикипела к нему и чувствую искреннюю преданность.

Воспользовавшись случаем, скажу, что сейчас мы ищем «свежую кровь» и планируем набирать новых корреспондентов. Поэтому, если у кого есть желание стать журналистом, даже не имея профильного образования и в возрасте «далеко за 20», - добро пожаловать, все анкеты будут рассмотрены!

- Кстати, журфак вы так и не закончили... Стоит заняться этим сейчас, хотя бы ради строчки в резюме, либо уже нет нужды?

- В этом году я заканчиваю Академию управления при Президенте по специальности «Международный маркетинг». А на журфаке БГУ проучилась всего два года, даже полтора - и пусть простит меня нынешний Институт журналистики, но, по моему мнению, тех знаний, которые он дает, недостаточно в телевизионной карьере. Поэтому журналистское образование у нас - скорее дополнительное, все равно журналистам приходится проходить курсы повышения квалификации, а то и не одни. Ведь на практике ты не можешь писать о ОДКБ или о БРИКС, не понимая определенных механизмов их формирования и функционирования. Взять хотя подводку для вечернего выпуска новостей: вот корреспондент сказал «нижняя палата», «верхняя палата» - и ты должен точно знать структуру парламента, кто конкретно и что принимает, одобряет, утверждает... Одно время у нас даже практиковались экспресс-экзамены : надо было ответить, кто сегодня на посту министра экономики, кто возглавляет ГУВД, и так далее - и подобные экзамены сдавать совсем не стыдно! К тому же, когда я веду и новости, и «Большой завтрак», нужно ориентироваться не только в экономической и политической жизни страны и мира, но отличать Игоря Моисеева от Бориса Моисеева ... (Смеется.) Вскоре планирую пойти к преподавателю по технике речи, так как когда-то занималась правильной постановкой голоса, потом стало мало времени, а совершенствоваться - и я это понимаю лучше кого другого - надо.

Авторские куклы-скульптуры для Ирины Ромбальской - больше, чем хобби.

- Такое постоянное самообразование - внутренняя необходимость либо реакция на внешнюю критику?

- Прежде всего мой собственный перфекционизм. Хотя и достаточно любителей замечать чужие недостатки, поверьте, никто меня не покритикует так придирчиво, как я сама. А еще очень люблю учиться, получать новые знания. Сколько различных курсов закончила - просто страх какой-то, от бухгалтерского учета до фэшн-иллюстрации. Но лишних знаний, я считаю, не бывает.

- Уже шесть лет вы приглашаете зрителей на «Большой завтрак». Не устали в рамках тележурнала?

- Хочется, возможно, немного изменить формат. Но программу так просто не перекроить, ведь есть история проекта, рейтинги, наконец, хронометраж, и зритель утром вряд ли ждет интеллектуальных разговоров о личном или творческие поиски. Поэтому иногда приходится себя останавливать, чтобы в разговоре с известным художником Игорем Бархатковым не завести многочасовую дискуссию о современном искусстве. Но даже разговор с неординарными людьми об обычных бытовых вещах - это тоже неплохо, герои раскрываются с другой стороны...

- И все же, возможно, пришло время для реализации авторского проекта, о котором вы давно мечтали?

- На СТВ всегда есть пространство для самовыражения, поэтому ограничений со стороны компании не существует - наоборот, работы настолько много, что порой не знаешь, за что первое взяться. Что касается авторского проекта - наверное, уже нет амбиций «себя показать», меньше хочется продемонстрировать собственное «я», а больше сделать тех вещей, которых, возможно, зритель не заметит, но они делают телевидение лучшим и интересным. (Ирина, например, придумала и осуществила идею промо-роликов к 15-летию «Столичного телевидения».)

- С пятой попытки, почти как Леонардо Ди Каприо с «Оскаром», в этом году вас нашла «Телевершина». Награда значительная?

- Безусловно, она важна и приятна, но это не самоцель. Я видела, как в зале сидела и переживала моя дочь - дадут маме награду? Не дадут? - И как искренне потом радовалась. Но... «Телевершина» - это же не зал вечной славы. Возникает вопрос: «А что потом?» Наверное, награда стимулирует двигаться вперед, особенно совсем молодых коллег, а также напоминает о том, насколько важна на телевидении командная работа. Даже персональная призовая статуэтка - это результат командный, ибо то, как ведущий выглядит в кадре, зависит от визажиста, оператора, редактора и т.д.

- Кстати, о виде в кадре. Кто или что влияет на ваш нынешний экранный образ?

- Есть определенная стилистика, и «Большой завтрак», независимо от моего желания, требует ярких нарядов, кудрявых локонов, иногда приклеенных ресниц - приходится соответствовать настроению программы, хотя я иногда чувствую себя неорганически и даже смущенно. В проекте новостей «24 часа» все должно быть строго, быстро, технически - значит, это простой 10-минутный макияж и удобный костюм делового стиля. Моя бы воля, сидела бы в кадре вообще с кисточкой и запятнанных красками джинсах. Наверное, поэтому мне и нельзя давать волю, и спасибо телевидению, что иногда оно заставляет выглядеть действительно по-женски - в платье, на каблуках. Вот и я стала снова блондинкой. (Смеется.)

Любимой брюнетке телеведущей, дочери Изабелле, скоро исполнится 9 лет, и она тоже творческая личность.

- Несколько лет назад вы поразили публику авторскими выставками кукол ручной работы. На каком этапе сейчас это увлечение, хватает на него времени?

- Вот прямо сейчас у меня в машине три куклы, которые нужно сфотографировать перед отправкой на выставку. Правда, теперь это уже не куклы, а скульптуры, от наружной отделки я отошла, экспериментирую с формами и материалами. Здесь как и с телевидением: чем больше погружаешься в тему, тем более сложным все делается. Первую выставку было устроить очень просто, а потом появился миллион угрызений, творческий поиск... Надеюсь, что перехожу от количественной степени к качественной: важно не сделать как можно больше, а продумать детали. Тематика осталась та же - женщины, но сейчас интересна обнаженная натура, и я делаю скульптуры, на каждой из которых будет только один предмет одежды - купальник, меха, сапоги. Больше стало изучать классическую анатомию, но классически делать скучно - столько прекрасного и истинного сделано до тебя, что тянет на эксперименты. Также мне близок промышленный дизайн - предметы интерьера в необычном исполнении; уже ищу через интернет, куда бы поступить, чтобы получить образование искусствоведа или дизайнера.

- Наверное, такой образец стремления к знаниям очень мотивирует дочь?

- Здесь у нас далеко не все просто. Изабелле 8 лет; в этом возрасте родители очень приблизительно понимают, что из человека вырастет. Сначала, конечно, ты уверен, что твой ребенок станет гением и вундеркиндом, однако после несбывшиеся родительские амбиции разбиваются о реальность, и постепенно понимаешь, что ребенок - абсолютно другой человек и личность, которая ничего тебе не должна. Дочь учится в третьем классе, иногда неохотно, и мне приходится контролировать выполнение домашних заданий, преодолевать ее девичью невнимательность. Но, с другой стороны, я очень рада, что Изабелла унаследовала художественные способности - пусть она не станет великим математиком, но у нее свой путь, и мне как мать нужно его принять и поддержать, а не сравнивать дочь с собой прежней.

- Если в один прекрасный момент дочь скажет: «Мама, хочу быть телеведущей» - тоже поддержите или будете отговаривать?

- Первый год жизни дочери прошел на модельных площадках, когда я еще активно работала в этой сфере, она снималась для обложек журналов, и я была не против привлечь ее к совместной работе. Однако, увидев, насколько это сложно для маленького ребенка, заняла противоположную позицию - и казалось, что эта тема была закрыта ... А теперь, на пороге 9-летия, Изабелла собирается участвовать в первом показе, ей это интересно, и я не буду отговаривать. То же самое касается и телевидения. Вообще, я считаю, нельзя категорически зарекаться ни от чего, ведь жизнь может не раз посмеяться из твоих «никогда-никогда».

- Поэтому вы для себя тему модельного бизнеса тоже не закрываете - то в конкурсе «Миссис Вселенная» участвуете, то титул «Mіssіs Multіverse Іnternatіonal» привезете?

- На самом деле я уже чаще отказываюсь от участия в подобных конкурсах, ведь это даже физически тяжело. Насчет одного проекта думаю, но думаю уже года три и вряд ли осмелюсь. Видимо, опять же, жизненные приоритеты изменились и публичность скорее удручает, чем радует. Уже не хочется соответствовать чужим представлениям, хочешь быть самой собой.

Блиц-опрос

Море или дача? - Море.

Читать с экрана или на бумаге? - На бумаге.

Пешком или на машине? - Все же на машине.

Творчество или бизнес? - Только творчество!

Блондинки или брюнетки? - Люблю брюнеток - в кадре, дома и вообще.

Виктория ТЕЛЕШУК.

zviazda.by

В гостях у «Телерадионедели» “СГ” ведущая СТВ Ирина Ромбальская

За хрупкими плечами ведущей программ «24 часа» и «Большой завтрак» СТВ Ирины РОМБАЛЬСКОЙ множество ролей, и не только в кино. Она победительница международных конкурсов красоты International (Miss Multiverse 2012, Supermodelof Mrs. Univers 2011, Miss Ibiza Model Award 2012), художница и скульптор, пресс-секретарь телеканала, совсем скоро получит второй диплом о высшем образовании и, наконец, просто мама. В прошлом году ей покорилась «Телевершина». Ирина стала лучшей ведущей тематической программы, так что выражение «красивая говорящая голова» точно не про нее. В беседе искренняя, далекая от глянца и гламура. Пожалуй, это и есть ее главное оружие. — Ирина, столько газет у вас на столе…

— День начинается с просмотра новостных лент, различных белорусских изданий, поскольку как пресс-секретарь и ведущая новостных выпусков СТВ я должна быть в курсе того, что происходит. Мозг порой настолько перегружен информацией, что хочется иногда все забыть. К тому же новости бывают разные, и негативные на нас, женщин, мам, особенно плохо влияют.

— Сегодня для того чтобы читать с суфлера, казалось бы, ума особого не надо.

— Возможно, практика дикторства на более крупных каналах еще и осталась, но точно не на СТВ. Как правило, ведущими у нас становятся те, кто прошел корреспондентскую или редакторскую школу. Они не говорят ничего того, что не пропустили бы через себя. Например, если впереди утренние или дневные эфиры, то здесь как пишущий журналист работаешь минимально, основная нагрузка лежит на редактуре, которая порой отправляет новость за несколько минут до выхода программы «24 часа». Ты же вычитываешь текст, переделываешь под себя. Но когда речь идет о вечерних выпусках, приходишь за несколько часов до эфира, получаешь примерную информацию, которую должен будешь сообщить, и пишешь текст. Нас ругают за то, что мы взяли что-то из «дня», не переделав.

Кстати, наши боссы частенько любят устроить нам экзамен — начиная от вопроса, как зовут заместителя министра такого-то ведомства, и заканчивая тем, какие страны входят в БРИКС, АСЕАН (улыбается. — Авт.).

— Ирина, вы несколько раз номинировались на «Телевершину». Когда это наконец случилось, вас в шутку сравнили с Леонардо Ди Каприо, которому тоже удалось взять «Оскар» с пятого раза. Награда была долгожданной?

— Конечно, получать награду всегда приятно. Но с годами это перестает быть самоцелью. Выходить на сцену как лучший ведущий тематической программы немного сложновато. Все же на телевидении, как в советском колхозе, где труд коллективный. Ты — ведущий новостей, но успех всего выпуска зависит от того, насколько ответственно к своей работе подойдут корреспондент, оператор, выпускающий редактор. С программой «Большой завтрак» то же самое, потому что ничего не выйдет без твоего редактора, который работает с гостями, придумывает какие-то темы, оператора и других членов команды.

— Долгое время программа «Большой завтрак» позиционировалась как глянцевый тележурнал. Но вы стараетесь отходить от глянца в привычном понимании, в программах не так уж много гламура, символизирующего богатство… В Беларуси его нет или это сознательное решение?

— Какие-то элементы гламура, связанные с уходом за своей лицом, волосами, фигурой, остались. Много говорим о наших белорусских звездах. Но мы решили стать ближе к народу и больше звать в студию людей, не слишком засвеченных. Потрясающие гости в последнее время приходят из Большого театра оперы и балета, пусть они не на слуху, как Инна Афанасьева. Это могут быть и доктора, и адвокаты. Всегда стараешься представить себя на месте телезрителя — интересно ли будет послушать про школьную психологию, про брачные договоры.

— Почему завтрак большой?

— Наш проект — своего рода коллаж из множества тем, причем достаточно простых. Все-таки в воскресенье люди хотят отдохнуть. К тому же аналитика — прерогатива газетчиков. Телевидение прежде всего должно сделать какой-то информационный вброс. Правда, иногда так и хочется поумничать. Скажем, приходит художник Антон Стефанович Бархатков, а ты разбираешься в живописи, так и тянет поговорить с ним обо всех тонкостях этого вида искусства. Но нужно понимать, что не всем зрителям это интересно. Так что приходится держать себя в руках.

— В недавнем выпуске писательнице, сценаристу Анне Ольховской вы задали вопрос: правда ли, что в российских фильмах характеры героев намеренно упрощают? Ответ на него вы тоже знали, ведь сами снимаетесь в кино.

— Действительно, мне приходится сталкиваться с этой проблемой. Получаешь текст сценария и возмущаешься — люди так не говорят! А тебе в ответ: «Говоря-я-ят». Да и как зритель смотришь сериалы и заранее знаешь, чем это закончится. Скучно.

— Часто ли гости «Большого завтрака» цепенеют перед камерами, иначе говоря, впадают в ступор?

— Особенно часто это происходило, когда я работала корреспондентом. Люди, которых пригласили на телевидение, не то чтобы добились чего-то грандиозного, но они имеют какие-то здоровые амбиции, готовы к эфирному общению. К слову, в команде программы «Большой завтрак» потрясающий гример и хороший психолог, до эфира успевает задать все нужные и ненужные вопросы, и в студию человек заходит раскрепощенным.

— Есть ли для вас примеры ведущих, которые импонируют по стилю ведения беседы с приглашенными гостями, по таланту разговорить гостя?

— Кумиров у меня нет, но есть профессионалы, которых я уважаю. И мне кажется, здесь не надо далеко ходить и приводить пример Опры Уинфри. В Беларуси свои таланты, у которых можно поучиться, скажем, российским звездам. Потрясающий интервьюер, который обладает необходимой харизмой, обаятельностью, Егор Хрусталев. Люблю его программу «Простые вопросы».

— Ирина, как ведущая утренней программы признайтесь, что помогает вам взбодриться по утрам? И любите ли вы поспать?

— Конечно люблю! Я — сова и не ложусь до двух-трех часов ночи, независимо от того, насколько рано придется встать с постели. Мое утро настолько разное, что хочется какого-то постоянства. Допустим, сегодня у меня нет эфиров, завтра я работаю с раннего утра до пяти часов, затем эфиры закончатся в 11 вечера, в субботу рабочий день до 8 часов. А иногда случается так, что к полуночи возвращаешься домой поспать, а рано утром — снова на эфир. Обязательный атрибут для пробуждения — кофе. Давно можно было купить хорошую кофемашину, но я люблю заехать в кафе и купить его в баночке с крышечкой. Пытаюсь подружиться с зарядкой, это на самом деле помогает. Есть еще женский секретик. Даже у белорусских производителей есть много тканевых масок для лица. Это прекрасно взбодрит и освежит, пока будешь собираться.

— Ирина, вспомните то время, когда вы только начинали карьеру на телевидении. Почему приросли к СТВ?

— Когда сюда пришла, первое, что услышала: «Вы, наверное, хотите заниматься культурой?» А я только получила диплом юриста, окончила курсы по бухгалтерии и финансам, конечно, ответила, что хочу вести экономику. И мне в двадцать с лишним доверили серьезную тему. У нас принято бросать в топку молодых, они быстро схватывают, и это здорово. Порой разозлишься на молодого корреспондента из-за какой-то фразы, а потом понимаешь, что ему 21 год, и ты в этом возрасте так талантливо не написал бы. Поэтому и мне не хотелось идти в другое место.

— В Каннах прошлым летом вы открыли свой вернисаж вместе с белорусской художницей Глорией Ран. Глория представляла картины. А вы — семь самодельных кукол, воплощающих столько же смертных грехов: гордыню, алчность, зависть, гнев, похоть, чревоугодие, уныние. Откуда влечение к этой тематике? Возможно ли, участвуя в конкурсах красоты, работая на ТВ, в такие грехи не впасть? Только честно…

— Есть художники, несущие свет и позитив, я же в первую очередь вижу не форму того, что делаю, а содержание. Мы так привыкли друг друга осуждать, обсуждать, у многих людей пять из семи грехов присутствует обязательно. На определенном этапе своей жизни ты начинаешь над этим задумываться и работать над собой. У меня даже строчки были такие: «Я сегодня звонила Богу. Он был занят, считал грехи. Я сказала ему: «Не надо! Их всех семь, все они — мои». Стараюсь подлых, плохих поступков не совершать, потому что это потом возвращается бумерангом. Что касается творчества, то здесь идет какое-то самовыражение, а не тщеславие. Я не думаю о славе и  том, что после смерти мои работы будут продаваться за баснословные суммы (смеется. — Авт.).

— Где-то вычитала, что для своих работ вы использовали драгоценные камни. Это же дорого!

— Немного преувеличили, это были полудрагоценные камни. Как потом оказалось, они мне обошлись дешевле, чем то, что я делаю сейчас, — скульптуры большего размера. Люди видят красивые фигуры из бронзы в городе и не представляют, чего стоит сделать форму, отлить это! Кому-то это может показаться сумасшествием, но я не потрачу деньги на платье, новые туфли, а куплю форму, холст, краски. Слава богу, что у меня и дочка такая растет.

— С конкурсами красоты покончено?

— Мне поступают предложения, но не потому, что я такая гениальная, просто нахожусь в  базе данных. Зная о каких-то негативных моментах этих конкурсов, пока не готова отправиться куда-то снова. Но не буду зарекаться, возьму и в один момент соглашусь, как это у меня бывает.

— Слушая вас, не понимаю, как вы все успеваете. Одно только телевидение — пожиратель времени…

— Было бы неправдой сказать, что все успеваешь. Совсем наоборот. Хочется, чтобы в сутках было времени больше, начинаешь метаться, думать, что важнее. Если раньше шел к определенной цели, связанной с гордыней, тщеславием, то сейчас этого точно нет, и ты спокойно отдашь концерт или эфир, который кто-то зубами вырывал бы. Стараюсь заниматься всем. Впереди последняя сессия в Академии управления при Президенте, нужно написать дипломную работу, в данный момент это важно. Но когда осознаешь, что самое главное — это ребенок, тогда и жить становится проще.

— Ирина, спасибо за интересную беседу! Удачи и новых свершений!

[email protected]

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Понравился материал? Поставьте ему оценку.

www.sb.by

Ирина Ромбальская: Не каждый поставит дома мою скульптуру

Телеведущая, актриса, модель, победительница конкурсов красоты Ирина Ромбальская имеет и еще одно довольно неожиданное амплуа — скульптор. Причем хобби превратилось уже в нечто большее — на прошлой неделе, например, работы Ирины вошли в десятку лучших на престижном конкурсе «Арт-резиденция в Лондоне». Из полутора тысяч участников — европейских скульпторов — белоруска вошла в десятку финалистов! Об увлечении скульптурой, телевидением, воспитании дочери и месте гламуру в жизни мы поговорили с Ириной.

— Большинство зрителей знают вас все же как ведущую. Причем одну из самых узнаваемых на СТВ. Сколько вы работаете на телеканале?

— Уже 12 лет. Причем мой путь в журналистику был длинный: я сначала окончила юридический факультет БГУ.

— Наверное, с красным дипломом?

— Да. Синдром отличницы у меня на протяжении всей жизни и очень мне мешает. Журфак всегда был розовой мечтой, поэтому после юридического я решила ее осуществить и поступила. Пришла на первую практику на СТВ корреспондентом, здесь и осталась. Увидев меня, сразу предложили снимать сюжеты о культуре, но я сказала, что интересует экономика. Начинала корреспондентом, после работала и в президентском пуле, в новостях, освещала серьезные темы. Через 2-3 года начала работать в программе «Столичные подробности». С этого времени началась медийная составляющая моей профессии, хотя медийность никогда не была для меня приоритетом. Даже сейчас то, что на экране — вершина айсберга. Мне куда интереснее другое — технологические, рекламные процессы в телепроизводстве, которые для зрителя не заметны. Эфирные составляющие профессии — грим, костюм, красота — для меня просто побочный эффект от присутствия на телевидении. СТВ отличается тем, что у нас нет дикторов в классическом понимании, и это способствует развитию личности в самых разных направлениях.

— Узнаваемость дает уверенность, что вы не останетесь без работы и проекты для вас всегда найдутся?

— Совсем нет. Каждый человек, который приходит на телевидение, должен понимать, что оно живет по своим законам, и быть просто ведущим — это путь в никуда. В таком случае нужно быть готовым к тому, что в любой момент выпадешь из кадра. К тому же женская красота не вечна, так можно остаться в 40 лет без всяких навыков и умений. Экран в этом плане жесткий.

— Теперь вы ведущая программы «Большой завтрак». В каких проектах мы увидим вас в новом телевизионном сезоне?

— У телеканала СТВ полностью изменится концепция, и я как ведущая и пресс-секретарь телеканала участвую в разработке нового контента. Но пока не буду рассказывать о конкретных проектах, но это будет в хорошем смысле революция.

— В начале карьеры у Ирины Ромбальский на экране был очень гламурный образ, вы были частой гостьей на светских мероприятиях. А в какой-то момент от этого отошли. Что произошло в вашей жизни?

— Вечеринки, презентации, гламур никогда меня особенно не интересовали. Но это неотъемлемая часть модельной карьеры, которая у меня началась в 12 лет. Такой мой образ сформировался, хотя я от него долго стремилась откреститься. А потом поняла: чтобы двигаться дальше, нужно использовать ту основу, что есть. Поэтому в новом сезоне от прежнего образа отступать не будем, хотя он и не совпадает с моим внутренним «я». Сломать стереотипы, что я и стремилась сделать всю свою жизнь, невозможно. Тем более что с модельной карьерой не завязываю, есть предложения поучаствовать в конкурсах красоты, правда, для более старшего возраста. Так что мой сформированный образ останется, правда, с интеллектуальной составляющей, которая для кого-то, возможно, станет неожиданной.

— Очень странно, кстати, слышать от телеведущей, модели и участницы конкурсов красоты, что маникюр вы можете сделать и сами, массаж вас напрягает, а на SPА-процедуры жалко времени...

— Весь мой уход сейчас заключается в том, что зимой у меня вечерние пробежки, а летом — утренние. Теперь я просыпаюсь в половине седьмого и выхожу на часовую пробежку. Она, кстати, занимает больше времени, чем сборы на работу — собираюсь ли я буквально за 20 минут.

— А приготовить завтрак?

— Я не завтракаю с утра, дочь завтракает обычно в школе, теперь нам с этим помогает моя мама. Это, конечно, большой минус, но в последнее время я не готовлю сложных блюд, у меня все максимально просто. Как и из ухода за собой — только пробежка. Кайф от бега, от марафона, который я поймала, затянул. Тот, кто попробовал, знает, что трудно остановиться. Период адаптации у меня, кстати, был длинный. Я начинала с 300-500 метров, на которые не хватало дыхания. А сейчас я забываю даже, сколько пробежала. Что касается так называемых уколов красоты, могу сделать их раз в полгода-год для питания кожи, и никакого ботокса. У меня есть косметолог, которая видит меня от силы два-три раза в год. Никаких специфических мероприятий нет. Мое хобби — скульптура — маникюра не предусматривает. Волосы больше не наращиваю.

— Такое сложное хобби, кстати, требует много времени. К участию в конкурсе в Лондоне долго готовились?

— Я мало сплю и много работаю. Изменение активности очень помогает восстанавливаться. На участие в «Арт-резиденции», кстати, подала заявку в последний день. Надо было представить свои работы и выставки, автобиографию, а также визуализировать проект, который я могла бы воплотить для Лондона. Я из своих скульптур что-то выбрала, навыдумывали, визуализировала в графическом редакторе — все очень быстро. Отослала и забыла. Не ожидала, что даже в 50-ку попаду. А получилось, что в десятку лучших. Вот сейчас ведем переговоры о специальной статье в их каталоге и обучении в Лондоне, в Центральном колледже искусства и дизайна имени Святого Мартина, я мечтала там поучиться. Если твои работы оценивают профессионалы, это дает большой толчок. Я сразу же побежала докупать новые материалы, чтобы делать что-то дальше.

— У вас есть своя мастерская?

— Да, но пока она находится на даче. Материалы, с которыми приходится работать, сложные: есть и опасные, и токсичные. Но тешу себя надеждой, что в городе у меня тоже появится мастерская.

— Скульптуру вы, кажется, нигде специально не изучали...

— И где-то даже рада этому, хотя поучиться в той же Академии художеств хотела бы. Зато у меня нет страха перед какими-то новыми материалами. Я могу купить эпоксидный клей и лепить из него. Пробую все, что можно.

— В какой момент вы поняли, что работы достойны того, чтобы выставлять?

— Я с самого начала решила их выставлять, и тогда у меня не было опасений, что они недостойные. А сейчас, наоборот, появился страх, что работы не такие, как надо. И я выставляюсь все меньше. И всячески с собой борюсь. Поэтому такие вещи, как конкурс в Лондоне, помогают идти дальше. Я очень неуверенный в этом отношении человек. Меня раскритиковать очень легко. Поэтому стараюсь никогда не читать комментарии в интернете, так как буду переживать. С другой стороны, никто и десятой доли того, что я сама про себя думаю, не напишет. Обучение в Лондоне — это и возможность выхода на европейский рынок. Скульптура сложная в плане перевозки. Если отсылаешь работы, и Европа, и Америка заинтересованы, а вот с логистикой все очень сложно.

— Вы продаете ваши работы?

— Куклы, с которых начиналось мое увлечение скульптурой, я продавала в Беларуси, и довольно успешно. Но я не очень люблю работать на заказ. Хотя со всеми, кого я лепила, я проживала жизнь. Это же месяц-два работы над лицом, над фотографиями. И полное погружение в жизнь другого человека. Это было интересно и приносило доход. Но я все же хочу делать что-то менее классическое, распространенное. И понимаю, что дома у нас не каждый поставит то, что мне снится. Европа в этом плане имеет более широкие взгляды.

— Какие еще победы были в вашей жизни в последнее время?

— Моя 10-летняя дочь Изабелла поступила в гимназию-колледж искусств. Причем в этом году был самый высокий конкурс. Она его выдержала и будет учиться в той творческой среде, в которой я всегда стремилась оказаться. Отличная школа, где уроки математики и русского языка разбавлены уроками рисунка, композиции... Мой дедушка рисовал, приятно, что эта традиция в нашей семье остается.

— Знаю, что вы очень много делаете для всестороннего развития дочери...

— Кроме занятий рисунком, она посещает театральный кружок, занимается танцами, но это то, что она сама выбрала, обязаловки с моей стороны нет. Принципиальной задачей было побудить ее чтением. Здесь пришлось сломать свои стереотипы. Я же хотела, чтобы она читала то, что мне интересно. Потом решила: пусть читает хотя бы и обертки от конфет. И она сама стала выбирать книги. И тогда дело пошло проще.

— Любите управлять автомобилем?

— Машина остается для меня тем местом, где я могу подумать, отдохнуть, попить кофе, где находятся все нужные мне вещи, туфли и одежда, чтобы переодеться. Люблю включить громко музыку и накрутить пару лишних кругов по тем местам, которые нравятся, чтобы разгрузиться от мыслей после работы. Марка автомобиля, уровень его комфорта не имеют для меня абсолютно никакого значения. Я в быту абсолютно неприхотливый человек — живу в квартире в обычном панельном доме. Если у человека много времени, возможно, ему нужны SPA-салоны, особые домашние условия. В моем случае я прихожу домой, чтобы переночевать. Даже в выходные дома мы с Изабеллой не сидим.

— Как их проводите?

— Едем на дачу, где я работаю, а дочь рисует. У нее там есть велосипед и все необходимое для нормальной дачной жизни. В городе ходим и в кино, на выставки, обедаем обычно не дома. Очень любим путешествовать — внезапно приобрести билеты и куда-нибудь уехать. У меня огромный туристический рюкзак на 65 литров, который мы загружаем и кочуем, не привязываясь к одному месту или отелю. Обычно как вышли с утра — тот музей, другой — так до вечера и гуляем. Выбираем гостиницу, чтобы она была или с интересным дизайном, или в интересном месте. Вот недавно были во Франции, выбрали отельчик, так как прочитали, что просить пищу через окно у нас будут канадские гуси, которые там живут.

Елена КРАВЕЦ

zviazda.by