Читать онлайн "Завтрак на траве" автора Просецкая Татьяна Борисовна - RuLit - Страница 8. Кто автор завтрак на траве


Левинских Маргарита. Завтрак на траве

Левинских МаргаритаЗавтрак на травеМеню пикника на природе всегда может быть дополнено вкусными, красивыми и полезными блюдами из дикорастущих цветов. Собранные во время загородных прогулок съедобные цветы можно также сохранить и… — Ниола-пресс, Цветочная кулинария Подробнее...2006117бумажная книга
Маргарита ЛевинскихЗавтрак на травеМеню пикника на природе всегда может быть дополнено вкусными, красивыми и полезными блюдами из дикорастущих цветов. Собранные во время загородных прогулок съедобные цветы можно также сохранить и… — Ниола-Пресс, (формат: 70x100/16, 64 стр.) Цветочная кулинария Подробнее...200683бумажная книга
Левинских М.Завтрак на травеМеню пикника на природе всегда может быть дополнено вкусными, красивыми и полезными блюдами из дикорастущих цветов. Собранные во время загородных прогулок съедобные цветы можно также сохранить и… — Ниола - Пресс, (формат: Мягкая глянцевая, 64 стр.) Подробнее...2006117бумажная книга
Маргарита ЛевинскихЗавтрак на травеМеню пикника на природе всегда может быть дополнено вкусными, красивыми и полезными блюдами из дикорастущих цветов. Собранные во время загородных прогулок съедобные цветы можно также сохранить и… — НИОЛА-ПРЕСС, (формат: Мягкая глянцевая, 64 стр.) Цветочная кулинария Подробнее...2006120бумажная книга
Гусейн ГусейнзадеПикник, или Завтрак на траве. Кулинарная книга в фотографияхВ книге дано 100 цветных фотографий с рецептами — Ульяновский Дом Печати, (формат: 62x88/8, 132 стр.) The Golden Book Подробнее... 200165бумажная книга
Гусейнзаде Г.Пикник или завтрак на траве. Кулинарная книга в фотографияхВ книге дано 100 цветных фотографий с рецептами — Ульяновский Дом печати, - Подробнее...200185бумажная книга
Гусейнзаде ГусейнПикник, или Завтрак на траве. Кулинарная книга в фотографияхКулинарная книга с цветными фотографиями. Составитель: Перлова Елена — Ульяновский Дом печати, (формат: 62x88/8, 132 стр.) Подробнее...200191бумажная книга
Гусейн ГусейнзадеПикник, или Завтрак на траве. Кулинарная книга в фотографиях132 стр. В книге дано 100 цветных фотографий с рецептами. ISBN:5-900153-79-7 — Ульяновский дом печати, (формат: Мягкая глянцевая, 64 стр.) The Golden Book Подробнее...200134бумажная книга
Моне Клод, картина "Завтрак на траве, центральная часть" — (формат: Мягкая глянцевая, 64 стр.) Подробнее...341бумажная книга
Моне Клод, картина "Завтрак на траве" — (формат: Мягкая глянцевая, 64 стр.) Подробнее...395бумажная книга
Мане Эдуард, картина "Завтрак на траве" — (формат: Мягкая глянцевая, 64 стр.) Подробнее...380бумажная книга
Токарева Екатерина, Стасевич ВикторЗавтрак для печки, или Понятные непонятностиВ странных краях странствуют герои книги Виктора Стасевича и Екатерины Токаревой. И странствуют они очень странно. Один из персонажей делает шилом дырки в банке из-под консервированных персиков. Это… — Лимбус-Пресс, (формат: Мягкая глянцевая, 64 стр.) Подробнее...2018393бумажная книга
Стасевич В.Завтрак для печки, или Понятные непонятности: рассказы В странных краях странствуют герои книги Виктора Стасевича и Екатерины Токаревой. И странствуют они очень странно. Один из персонажей делает шилом дырки в банке из-под консервированных персиков. Это… — Лимбус Пресс, (формат: 84х108/32, 336 стр.) Подробнее...2018303бумажная книга
Стасевич В., Токарева Е.Завтрак для печки, или Понятные непонятностиВ странных краях странствуют герои книги Виктора Стасевича и Екатерины Токаревой. И странствуют они очень странно. Один из персонажей делает шилом дырки в банке из-под консервированных персиков. Это… — Лимбус Пресс, (формат: Твердая бумажная, 334 стр.) Подробнее...2018336бумажная книга
Виктор Стасевич, Екатерина ТокареваЗавтрак для печки, или Понятные непонятностиВ странных краях странствуют герои книги Виктора Стасевича и Екатерины Токаревой. И странствуют они очень странно. Один из персонажей делает шилом дырки в банке из-под консервированных персиков. Это… — Лимбус Пресс,Издательство К. Тублина, (формат: Твердая бумажная, 334 стр.) Подробнее...2018308бумажная книга

dic.academic.ru

Завтрак на траве: русский вариант.

Édouard_Manet_-_Le_Déjeuner_sur_l'herbe 1863

"Завтрак на траве" Эдуарда Мане был написан в 1863 г. И вызвал скандал, как известно. Две женщины (голые или почти) и двое мужчин (пока одетых) отдыхают на природе. Утром причем. Автора обвинили в аморалке, и были правы, в общем.

Зато сюжет "Завтрака" стал популярен у художников всего мира. За истекшие 150 лет были сделаны десятки римейков картины в разных странах. С национальным колоритом, так сказать. Чего только не делали: "раздевали" тех, кто еще одет (у Мане), заменяли женщин на мужчин (полностью либо частично) и т.д. Но таких римейков, какие были сделаны в современной России на эту тему - я не видел никогда. Даже не буду рассказывать, это надо ВИДЕТЬ.

Для начала - несколько римейков зарубежных мастеров. Ну, чтоб было с чем сравнить.

Уинн Чемберлен. "Завтрак на траве". 1964 г.Американский художник всех раздел для ясности. Кстати, это все представителяи американской богемы того времени, поэты, их жены и т.п.

Wynn Chamberlain (US). Завтрак на траве. 1964

Пабло Пикассо добавил эротизма:

Пабло Пикассо. "Завтрак на траве". 1960 г.

Pikasso. Le Dejeuner sur l'herbe (after Manet) 1960

Колумбиец Фернандо Ботеро - своих необъятных тёток.

Фернандо Ботеро. "Завтрак на траве". 1969 г.

Фернандо Ботеро (Колумбия). Завтрак на траве. 1969

Поляк Бенон Либерский - огурцов под вискарик.

Бенон Либерский. "Завтрак на траве". 1984 г.

BENON LIBERSKI .Завтра на траве. 1984

Мэтр современной китайской живописи Ю Минцзюнь заменил всех на китайцев. Он всегда рисует только себя, поэтому там все на одно (его) лицо.

Ю Минцзюнь. "Завтрак на траве". 1996 г.

Yue-Minjun-1995

Вы будете смеяться, друзья, но в 2013 г. вот эти китайцы на траве продавались за 1,5 млн долларов.  Правда, я бы лично купил другую картину:

Иван Лубенников. "Завтрак на траве". 2009 г.

Иван Лубенников. Завтрак на траве. 2009 2

А водка, кажись, "Зеленая марка". Продакт-плейсмент, однако.

Особенности национального пикника!

Manet + Лубенников

Но всех превзошел мой любимый Василий Шульженко. Это лучший римейк Эдурда Мане всех времен.

Василий Шульженко. "Завтрак на траве".

Василий Шульженко. Завтрак на траве

Правда. женщина у них одна на двоих почему-то. Где вторая купальщица - не понятно. Зато на заднем плане справа какие-то корабли страшных размеров, авианосцы что ли на боевом дежурстве? Ну вся страна в одной картине!

uglich-jj.livejournal.com

Книга "Завтрак на траве" автора Просецкая Татьяна Борисовна

 
 

Завтрак на траве

Завтрак на траве Автор: Просецкая Татьяна Борисовна Жанр: Советская классическая проза Серия: Ф.С. Фицджеральд. Сборники Язык: русский Год: 1986 Издатель: Новосибирское книжное издательство Город: Новосибирск Добавил: Admin 1 Июл 13 Проверил: Admin 1 Июл 13 Формат:  FB2 (66 Kb)  RTF (66 Kb)  TXT (59 Kb)  HTML (63 Kb)  EPUB (115 Kb)  MOBI (326 Kb)  JAR (49 Kb)  JAD (0 Kb) Скачать бесплатно книгу Завтрак на траве Читать онлайн книгу Завтрак на траве

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

В сборник включены рассказы сибирских писателей В. Астафьева, В. Афонина, В. Мазаева. В. Распутина, В. Сукачева, Л. Треера, В. Хайрюзова, А. Якубовского, а также молодых авторов о людях, живущих и работающих в Сибири, о ее природе. Различны профессии и общественное положение героев этих рассказов, их нравственно-этические установки, но все они привносят свои черточки в коллективный портрет нашего современника, человека деятельного, социально активного.

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Другие книги серии "Ф.С. Фицджеральд. Сборники"

Похожие книги

Комментарии к книге "Завтрак на траве"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Читать онлайн "Завтрак на траве" автора Просецкая Татьяна Борисовна - RuLit

И после всего человек способен вновь стать живым и горячим? По-прежнему будет чувствовать, и радоваться, и размышлять, и не бояться жизни со всеми ее неожиданностями, поражениями, болью и счастьем, за которое тоже нужно платить? Будет! И после повторных операций тоже!

Она, как на чудо, смотрела на тех, кто приезжал в клинику на проверку, на больных, прооперированных несколько лет назад. Трудно было поверить, что у этих жизнерадостных, подвижных людей в сердце протезы клапанов. Но протез есть протез, виден он или скрыт глубоко, и, конечно же, люди эти отличались от нормальных, практически здоровых людей, в жизни их было много тяжелых проблем, и, при видимости благополучия, они были очень «непрочны». Но ведь и у «нормальных», практически здоровых людей не меньше причин относиться друг к другу внимательнее и теплее — кто знает, что скрыто в сердце человека, оказавшегося, скажем, притиснутым к тебе в транспорте! Почему мы так спешим раздражаться, чувствовать себя ущемленными?!

Как трудно достается жизнь! Как размениваем мы минуты, и часы, и годы на пустое самоутверждение, ссоры, злость, суету!

Она сейчас почти не читала — не хотелось, думала — времени хватало. И, главное, больше не задыхалась, не приходилось ладонью придерживать шею, где раньше мучительно, до боли, пульсировала жилка.

Вера смотрела на мать и пыталась представить, чем были для нее эти месяцы, и день операции, и те, в какие они не виделись, — додумать и почувствовать до конца — не хватало мужества.

…В один апрельский день пришла и ее очередь снимать капельницу. Привезли в перевязочную, положили на стол. Лежать без подушки навзничь было неудобно. На минуту потерялось ощущение времени, что-то сместилось в сознании, не потому, что стало плохо, а просто наступила хорошая минута — еще один этап позади. Капельницу убрали, хирург, привычным движением подложив руку под голову, помог приподняться и на секунду отошел от стола. Она сидела, придерживая на груди простыню, в окно светило солнце, согревая плечи и лицо, ярко освещая белые халаты сестер. Стеклянные дверцы шкафов, инструменты, высокие окна сияли нестерпимым блеском, пахло эфиром.

В открытую форточку вливалось тепло, запах разогревшихся деревьев, оттаявшей земли. Небо было высоким и чистым, слышался щебет птиц. Какое-то ощущение или воспоминание пробивалось сквозь толщу прошедших больничных месяцев…

Что это? Где она видела женщину, сидящую в такой же позе, она чувствовала ее в себе, слушала ручей, шорох листвы и смотрела в сторону ее спокойными глазами — мир был таким, каким ему и надлежало быть: свежим, зеленым, летним! И она вспомнила: Эдуард Мане — «Завтрак на траве».

Это длилось не больше секунды, когда хирург повернулся и хотел что-то сказать, на лице его появилось удивительное выражение: перед ним был совсем другой человек, совершенно непохожий на то изболевшееся существо, которое поступило в клинику несколько месяцев назад…

Сейчас мир для нее был новым, солнечным, полным шелеста зеленой листвы!

www.rulit.me

Завтраки на траве )) - ЖУРНАЛ ЗЛОГО ЙОЖИКА

Édouard_Manet_-_Le_Déjeuner_sur_l'herbe 1863

"Завтрак на траве" Эдуарда Мане был написан в 1863 г. И вызвал скандал, как известно. Двое женщин (голых) и двое мужчин (пока одетых) отдыхают на природе. Утром причем. Автора обвинили в аморалке, и были правы в общем.

Зато сюжет "Завтрака" стал популярен у художников всего мира. За истекшие 150 лет было сделаны десятки римейков картины в разных странах. С национальным колоритом, так сказать. Чего только не делали: "раздевали" тех, кто еще одет (у Мане), заменяли женщин на мужчин (полностью либо частично) и т.д. Но таких римейков, какие были сделаны в современной России на эту тему - я не видел никогда. Даже не буду рассказывать, это надо ВИДЕТЬ.

Для начала - несколько римейков зарубежных мастеров. Ну, чтоб было с чем сравнить.

Уинн Чемберлен. "Завтрак на траве". 1964 г.Американский художник всех раздел для ясности. Кстати, это все представителяи американской богемы того времени, поэты, их жены и т.п.

Wynn Chamberlain (US). Завтрак на траве. 1964

Пабло Пикассо добавил эротизма:

Пабло Пикассо. "Завтрак на траве". 1960 г.

Pikasso. Le Dejeuner sur l'herbe (after Manet) 1960

Колумбиец Фернандо Ботеро - своих необъятных тёток.

Фернандо Ботеро. "Завтрак на траве". 1969 г.

Фернандо Ботеро (Колумбия). Завтрак на траве. 1969

Поляк Бенон Либерски - огурцов под вискарик.

Бенон Либерски. "Завтра на траве". 1984 г.

BENON LIBERSKI .Завтра на траве. 1984

Мэтр современной китайской живописи Ю Минцзюнь заменил всех на китайцев. Он всегда рисует только себя, поэтому там все на одно (его) лицо.

Ю Минцзюнь. "Завтрак на траве". 1996 г.

Yue-Minjun-1995

Вы будете смеяться, друзья, но в 2013 г. вот эти китайцы на траве продавались за 1,5 млн долларов.  Правда, я бы лично купил другую картину:

Иван Лубенников. "Завтрак на траве". 2009 г.

Иван Лубенников. Завтрак на траве. 2009 2

А водка, кажись, "Зеленая марка". Продакт-плейсмент, однако.

Особенности национального пикника!

Manet + Лубенников

Но всех превзошел мой любимый Василий Шульженко. Это лучший римейк Эдурда Мане всех времен.

Василий Шульженко. "Завтрак на траве".

Василий Шульженко. Завтрак на траве

Правда. женщина у них одна на двоих почему-то. Где вторая купальщица - не понятно. Зато на заднем плане справа какие-то корабли страшных размеров, авианосцы что ли на боевом дежурстве? Ну вся страна в одной картине!

jozhik.livejournal.com

Читать онлайн "Завтрак на траве" автора Просецкая Татьяна Борисовна - RuLit

Татьяна Просецкая

Завтрак на траве

Солнце светило так, что даже сквозь стекла чувствовалось, какое оно горячее. Окна были чисто вымыты. Потоки света заливали палату, превращая желтый линолеум в золотисто-янтарный. Яркими пятнами среди больничной белизны выделялись оранжевые квадраты одеял и зелень вельветового халатика, переброшенного через спинку высокой, на колесиках, кровати.

Широкая рама окна была заполнена светлым полотном неба. Его голубизну четко пересекали ветки. В распахнутую форточку врывался запах влажной земли, разогретого дерева, набухших почек.

Закрыв глаза, Вера слушала птичий гомон, голоса людей, шум далеких машин. Прошло много месяцев с того дня, как ее положили в клинику, где оперируют сложные пороки сердца, вшивают искусственные клапаны, заменяют сосуды.

В коридоре шла обычная жизнь: одних везли в операционные, других переводили из реанимационного отделения в палаты, в перевязочные подвозили на каталках третьих, рядом сестра несла капельницу на высокой стойке, к которой был «привязан» больной. Счастливцы шли сами. Они передвигались слабыми, неуверенными шагами, странно наклонив голову, — тянул шов на груди, и поднимать подбородок было еще больно. Правда, это зависело и от характера, иные, несмотря на боль, держали голову высоко, но все равно их выдавала походка, осторожная, как будто они боялись что-то расплескать в себе.

Уютно и спокойно по вечерам в холле. Слышна из транзистора тихая музыка, кто-то пишет письмо или читает в кресле под торшером, молодые ребята рассказывают девушкам смешные истории — жизнь как жизнь, как в санатории! Но есть в выражении лиц, в настроении широкий водораздел: одни уже прошли тяжкий путь сомнений, страха, боли и радости от наступившего облегчения, другим его предстоит пройти.

Земцова Вера болела с детства. Школу ей пришлось заканчивать дома. Ее мама, Наталия Антоновна, преподававшая литературу и историю в старших классах, готовила дочь к экзаменам на аттестат зрелости. По другим предметам Вере помогали мамины коллеги и ребята, с которыми девушка училась до девятого класса, пока могла ходить в школу. Все последующие годы Вера чаще всего проводила в больницах, но и это уже не помогало. Наконец она решилась на операцию, которая была необходима «по жизненным показаниям», другими словами, жить без хирургического вмешательства она больше не могла.

Каждый врачебный осмотр превращался для Веры в мучение или восторженную радость, в соответствии с тем, что она «прочитывала» на лицах хирургов. Болезненная мнительность заставляла беспрерывно анализировать слова и интонации, находить в них скрытый, угрожающий смысл, и тогда ее охватывала безнадежность, она становилась подавленной и молчаливой. Но в следующий обход, вглядываясь в глаза палатных хирургов, она замечала ободрительное сочувствие, улыбку, и на душе светлело, вспыхивала надежда, хотелось, чтобы поскорее уж все решилось, скорее бы прошла операция! А ее лечили, наблюдали за характером, выясняли резервы воли, стойкости и жизнелюбия, от которых зависит хороший результат не меньше, чем от умения врачей.

За окнами был сад. Вера смотрела на кроны деревьев и думала, что они вот-вот начнут желтеть. Днями солнце припекало еще очень сильно, от него закрывались шторами. В открытое окно залетел толстый полусонный шмель и сразу примолк, затерялся в мягких шелковых складках. Но больничный воздух и белизна ему не понравились, протестующе жужжа, он вылетел в душистую зелень и голубизну. Часами Вера следила за изменяющимися оттенками неба и густой, подсвеченной солнцем, колеблющейся массой листьев. Наверное, это похоже на море, когда лучи падают на зеленые волны, думала она.

Моря Вера никогда не видела, но в глубине души надеялась выздороветь и обязательно поехать к морю, в жар керченских степей. Она постепенно привыкала к хирургам, ждала профессорских обходов, привязывалась к сестрам и нянечкам. Вверилась им, убедилась, что здесь относятся с величайшим вниманием к каждому человеку, с громадной ответственностью — к каждой судьбе. Оказалось, что за быстрой четкостью движений, скупой речью, за жестко накрахмаленными халатами — не супермены, для которых больные — опытный материал, а нормальные люди с живым сердцем, кровью, нервами, часто сами не очень здоровые. Они жестоко выматывались к вечеру, особенно после сложных операций, и тогда долго сидели в ординаторской, беспрерывно курили, переставляя на доске шахматы, словно не могли заставить себя встать, переодеться, поехать домой. Говорили о посторонних вещах, прислушиваясь к звукам в коридоре, вопросительно вскидывая глаза на входившую сестру — не принесла ли тревожную весть, с опаской посматривали на внутренний телефон — не позвонят ли из реанимации?

www.rulit.me

Читать онлайн "Завтрак на траве" автора Просецкая Татьяна Борисовна - RuLit

Вере все время хотелось пить. Вода в запотевшем тонком стакане, бегущая ручьем из родника, и просто холодная струя из водопроводного крана снились по ночам. Пить она имела право не больше двух-трех стаканов в день, иначе задыхалась даже сидя, и спать приходилось в этом же положении. Вера старалась не надоедать вопросами: «Когда меня будут оперировать? Кто будет вшивать клапаны? Неужели заменят все три?»

…Адити и Милена уже уехали домой. У Адити все было хорошо, а Милене посоветовали подождать с операцией года два, не было большой срочности. Они оставили свои адреса, наказали писать им и распрощались с загрустившей Верой. Кровать напротив стояла пустой. В начале января Этери увезли на операцию и больше Вера ее не видела. Все знающие больные говорили, что мышца сердца была у Этери как папиросная бумага и прорывалась от прикосновения иглы, а клапан отторгался. Как не хватало теперь этой женщины! Ее гортанного говора, ее невеселых глаз и доброты, которой она окружала каждого, кто был слабее. Несколько дней Вера не могла есть, ночью стонала и металась, ей снилось, что за окнами, меж замерзших до звонкости деревьев, ходит Этери в легком халатике, с красными воздушными шариками в руках, а ресницы и челка ее покрыты инеем…

Днями за окнами было сумрачно, солнце казалось маленьким и тусклым, его окутывали дымные облака. Сад согнулся под снегом. Паст был испещрен звездочками птичьих следов. Темнела проложенная кем-то лыжня, она исчезала в дальней аллее. По дорожкам ходили с воспитательницей малыши, у них был час прогулки.

Вера никогда раньше не покупала зимой ни гвоздик, ни роз, считала непозволительной роскошью. А в эти месяцы она попросила приносить ей цветы. А Наталия Антоновна покупала чаще всего один цветок, но самый красивый. Иногда это были нарциссы, похожие на желтых мотыльков, иногда розовые или синие гиацинты. Лидочка из биохимической лаборатории отдала ей стеклянный невысокий цилиндр с делениями, он вполне заменил вазу. Вера обвила зеленую змейку традесканции вокруг узловатой ветки лиственницы, подрезала стебель маленькой белой хризантемы — и все вместе поставила в воду. Теперь у нее был сад на тумбочке в изголовье. Стоило немного повернуть голову, и она видела белый округлый цветок — луну среди темных ветвей и листьев.

Вера смотрела, как Наталия Антоновна перестилала постель, выгружала из пакета яблоки, складывала стойкой принесенные журналы.

— Мама, я придумала стихи… только плохие…

— С размером у тебя всегда было плоховато. Те, которые ты в четвертом классе записала в тетрадку, — Вовка соседский стянул и прочитал, не помнишь? Вовку ты отлупила, а тетрадку разорвала, на том и кончилось твое творчество.

— Пережить бы операцию! Я придумала бы такие стихи… Стихи — это стихия, они обрушиваются лавиной от счастья. Да?

— Почему же, и наоборот не реже бывало… вот это, например, лермонтовское:

…За жар души, растраченный в пустыне, За все, чем я обманут в жизни был, Устрой лишь так, чтобы тебя отныне Недолго я еще благодарил!

— Чувствуешь? Горькая поэзия, но какая величественная!

Вера, считавшая, что ей ни в чем не повезло в жизни, одно знала твердо, мать ей подарена судьбой взамен того, что было отнято! Они чувствовали одинаково, как суставчики одной руки, как ветки одного дерева…

Назначили день операции Марыли. Накануне приехала ее мама, тетя Пана, говорливая и подвижная пятидесятилетняя женщина, с румяным лицом, толстыми косами; с Марылей будто сестры, только одна постарше да покрепче. В день, когда Марылю повезли в операционную, тетя Пана мыть полы в палате не дала, сказала:

— Примета плохая, да и чистенько у вас, вчера вечером терли!

Санитарку тетю Дарью уговаривать долго не пришлось, вон их сколько по коридору, палат-то, а она не молоденькая, еще в госпиталях после войны хожалкой служила. Тетя Пана и тетя Дарья быстро поладили, к вечеру подругами стали, из реанимации тетя Дарья весть принесла, что Марыля в полном порядке, боржоми попросила. Операция у нее несложная была, вовремя сделали, самый маленький клапан поставили — аортальный.

— Стало быть, с погремушкой теперь жить будет! — вздохнула тетя Пана. — И откуда эта напасть ревматическая на молодую-то девку!

— У нас тут молодые больше и лежат, болезнь такая, молодых метит. Маняшеньку дня через два в палату вернут, Пана Тихоновна!

Тетя Дарья, намотав мокрую тряпку на щетку, зашла в сто восемьдесят первую и сообщила бюллетень состояния здоровья Марыли Селкович.

www.rulit.me