Книга: Воннегут К. «Завтрак для чемпионов. Балаган». Воннегут к завтрак для чемпионов


Читать книгу Завтрак для чемпионов »Воннегут Курт »Библиотека книг

КУРТ ВОННЕГУТ

ЗАВТРАК ДЛЯ ЧЕМПИОНОВ

ИЛИ

ПРОЩАЙ, ЧЕРНЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК

Аннотация

«Эта книга — мой подарок самому себе к пятидесятилетию.В пятьдесят лет я так запрограммирован, что веду себя поребячески; неуважительно говорю про американский гимн, рисую фломастером нацистский флаг, и задики, и всякое другое....Думаю, что это — попытка все выкинуть из головы, чтобы она стала совершенно пустой, как в тот день пятьдесят лет назад, когда я появился на этой сильно поврежденной планете....Помоему, так должны сделать все американцы — и белые и небелые, которые подражают белым. Во всяком случае, мнето другие люди забили голову всякой всячиной — много там и бесполезного и безобразного, и одно с другим не вяжется и совершенно не соответствует той реальной жизни, которая идет вне меня, вне моей головы».

Курт Воннегут

Памяти Фиби Хэрти, утешавшей меня во время Великой депрессии.

Он знает путь мой; пусть испытает меня, — выйду, как золото.(Иов. 23.10)

Предисловие

Название «Завтрак для чемпионов» запатентовано акционерной компанией «Дженерал миллз» и стоит на коробке пшеничных хлопьев для завтрака. Титул данной книги, совпадающий с этим названием, никак не связан с акционерной компанией «Дженерал миллз» и не служит ей рекламой, но и не бросает тень на ее отличный продукт.

Той Фиби Хэрти, которой я посвящаю эту книгу, давно, как говорится, нет в живых. Когда я с ней познакомился — к концу Великой депрессии, — она жила в Индианаполисе и уже вдовела. Мне было лет шестнадцать, ей — около сорока.Она была богата, и, однако, всю свою взрослую жизнь она ежедневно ходила на службу и работала не переставая. Остроумно и толково она вела отдел «Советы влюбленным» в «Индианаполис таймс» — хорошей газете, ныне усопшей.Усопшей...Кроме того, Фиби Хэрти сочиняла рекламу для владельцев универмага «Вильям Блок и Компания» — этот универмаг до сих пор процветает в здании, выстроенном по проекту моего отца. Вот какую рекламу Фиби Хэрти сочинила для осенней распродажи летних соломенных шляп: «За такую цену можете даже пропустить эту шляпу через лошадь и удобрить ею ваши розы».

Фиби Хэрти подрядила меня писать рекламу готового платья для подростков. Мне полагалось и самому носить ту одежду, которую я расхваливал. Это входило в мои обязанности. И я очень подружился с двумя сыновьями Фиби Хэрти, моими сверстниками. Я вечно торчал у них дома.Не стесняясь в выражениях, она откровенно разговаривала обо всем и со мной, и со своими сыновьями, и с нашими подружками — мы часто приводили их к ней домой. С ней было весело. С ней я чувствовал себя свободно. Она приучила нас не только называть своими словами все, что касалось секса, но и говорить в непочтительном тоне об американской истории и всяких знаменитых героях, о распределении земных благ, об учебных заведениях — словом, обо всем на свете.Теперь я зарабатываю на жизнь всякими непочтительными высказываниями обо всем на свете. У меня это выходит довольно грубо, нескладно. Но я стараюсь подражать непочтительному тону Фиби Хэрти — у нее все выходило удивительно тонко, изящно. Мне кажется, что ей было легче найти нужный тон, чем мне, потому что во время Великой депрессии настроение у людей было другое. Тогда Фиби Хэрти, как и многие американцы, верила, что народ станет счастливым, справедливым и разумным, как только наступит «просперити» — благосостояние.Теперь мне уже никогда не приходится слышать это слово — «просперити». А раньше оно было синонимом слова «рай», И Фиби Хэрти могла верить, что непочтительное отношение, которому она нас учила, поможет создать американский рай.Нынче такое неуважительное отношение ко всему вошло в моду. Но в американский рай уже никто не верит. Да, мне ужасно не хватает Фиби Хэрти.

Теперь — о подозрении, которое я высказываю в этой книге, будто все человеческие существа — роботы, механизмы. Надо принять во внимание, что в Индианаполисе, где я рос, очень многие люди, особенно мужчины, страдали локомоторной атаксией, часто наблюдающейся в последней стадии сифилиса. Я часто видел их на улицах и в толпе у цирка, когда был мальчишкой.Эти люди были заражены крошечными хищными винтикамиспирохетами, видимыми лишь под микроскопом. Позвонки больного оказывались накрепко спаянными друг с другом после того, как эти прожорливые спирохеты съедали всю ткань между ними. У сифилитиков был удивительно величественный вид — так прямо они держались, уставив глаза в одну точку.Както раз я увидел одного из них на углу улиц Меридиен и Вашингтонской, под висячими часами, сделанными по эскизу моего отца. Кстати, этот перекресток прозвали «Америка на распутье».Сифилитик стоял на этом распутье и напряженно думал, как бы ему заставить свои ноги сойти с тротуара и перейти Вашингтонскую улицу. Он весь тихо вибрировал, как будто у него внутри застопорился какойто моторчик. Вот в чем состояла трудность: участок мозга, откуда шли приказания к мышцам ног, был сожран спирохетами. Провода, передававшие эти приказания, уже лишились изоляции или были проедены насквозь. Выключатели по пути тоже были намертво спаяны или навечно разомкнуты.Этот мужчина выглядел старымпрестарым, хотя ему, наверно, было не больше тридцати. Он все стоял, стоял, думал. И вдруг брыкнул ногой два раза, как балерина делает антраша.Мне, мальчишке, он тогда показался подлинным роботом.

Есть у меня еще другая склонность — представлять себе человеческие существа в виде больших пластичных лабораторных баллонов, внутри которых происходят бурные химические реакции. Когда я был мальчиком, я встречал много людей с зобом. Видел их и Двейн Гувер, продавец автомобилей марки «понтиак», герой этой книги. У этих несчастных землян так расперло щитовидную железу, как будто у них из глоток росла тыква.А для того, чтобы стать как все люди, им только надо было глотать ежедневно примерно около одной миллионной унции йода.Моя родная мать погубила свою нервную систему всякими химикалиями, которые будто бы помогали ей от бессонницы.Когда у меня скверное настроение, я глотаю малюсенькую пилюльку и сразу приободряюсь.И так далее.Вот почему, когда я описываю в романе какойто персонаж, у меня появляется страшное искушение: сказать, что он ведет себя так изза испорченной проводки либо оттого, что съел или не съел в этот день микроскопическое количество того или иного химического вещества.

Что же я сам думаю об этой своей книге? Мне от нее ужасно муторно, хотя мне от каждой моей книжки становится муторно. Мой друг, Нокс Бергер, однажды сказал про какуюто очень закрученную книгу: «... читается так, будто ее сварганил какойнибудь Снобби Пшют». Вот в кого я, наверно, превращаюсь, когда пишу книгу, которая, по всей вероятности, во мне запрограммирована.

Эта книга — мой подарок самому себе к пятидесятилетию. У меня такое чувство, будто я взобрался на гребень крыши, вскарабкавшись по одному из скатов.В пятьдесят лет я так запрограммирован, что веду себя поребячески; неуважительно говорю про американский гимн, рисую фломастером нацистский флаг, и задики, и всякое другое. И чтобы дать представление о том, насколько я зрелый художник, вот пример иллюстраций, сделанных мной для этой книги; это задик.

Думается мне, что я хочу очистить свои мозги от всей той трухи, которая в них накопилась, — всякие флаги, зады, панталоны. Вот именно — в этой книге будет рисунок: дамские панталоны. И еще я выкидываю за борт героев моих старых книг. Хватит устраивать кукольный театр.Думаю, что это — попытка все выкинуть из головы, чтобы она стала совершенно пустой, как в тот день пятьдесят лет назад, когда я появился на этой сильно поврежденной планете.Помоему, так должны сделать все американцы — и белые и небелые, которые подражают белым. Во всяком случае, мнето другие люди забили голову всякой всячиной — много там и бесполезного и безобразного, и одно с другим не вяжется и совершенно не соответствует той реальной жизни, которая идет вне меня, вне моей головы.Нет у меня культуры, нет человечности и гармонии в моих мыслях. А жить без культуры я больше не могу.

Значит, эта книга будет похожа на тропинку, усеянную всякой рухлядью, мусором, который я выбрасываю через плечо, путешествуя во времени назад, к одиннадцатому ноября 1922 года.А потом я пропутешествую во времени до того дня, когда одиннадцатое ноября — кстати, это день моего рождения — стало священным днем: его назвали День перемирия. Когда я был мальчиком и Двейн Гувер тоже был мальчиком, все люди, когдато сражавшиеся в первой мировой войне, ежегодно в этот день соблюдали минуту молчания — одиннадцатую минуту одиннадцатого часа одиннадцатого дня одиннадцатого месяца в году.Именно в такую минуту в 1918 году миллионы миллионов человеческих существ перестали калечить и убивать друг друга. Я разговаривал со старыми людьми, которые в ту минуту находились на поле боя. Все они, хотя и поразному, говорили мне, что неожиданная тишина показалась им Гласом божьим. Так что есть еще среди нас люди, которые точно помнят, как Создатель во всеуслышание заговорил с человечеством.

День перемирия переименовали в День ветеранов. День перемирия был священным днем, а День ветеранов — нет.Значит, День ветеранов я тоже выкину через плечо. А День перемирия оставлю себе. Не хочу выбрасывать то, что священно.А что же еще священно? Ну, например, Ромео и Джульетта.И вся музыка.

СНОББИ ПШЮТ

Глава первая

Это рассказ о встрече двух сухопарых, уже немолодых, одиноких белых мужчин на планете, которая стремительно катилась к гибели.Один из них был автором научнофантастических романов по имени Килгор Траут. В дни встречи он был никому не известен и считал, что его жизнь кончена. Но он ошибся. После этой встречи он стал одним из самых любимых и уважаемых людей во всей истории человечества.Человек, с которым он встретился, был торговцем автомобилями — он продавал автомобили фирмы «Понтиак». Звали его Двейн Гувер. Двейн Гувер стоял на пороге безумия.

Слушайте:Траут и Гувер были гражданами Соединенных Штатов Америки — страны, вкратце называвшейся просто Америкой. Вот какой у них был национальный гимн — сплошная белиберда, которую и они, и многие другие, повидимому, принимали всерьез:

Ты скажи, ты ответь, наша слава жива ль?Ныне видишь ли то, чем гордился вчера ты, —Сквозь огонь и сквозь дым устремлявшийся вдаль,Нам сиявший в боях звездный флаг полосатый?

Вспышки бомб и ракет, разрывавшие мрак,Озаряли вверху полосатое знамя:Ты скажи, все ль еще вьется звездный наш флагНад землей храбрецов, над свободы сынами?

На свете существовало около квадрильона разных национальностей, но только у той нации, к которой принадлежал Килгор Траут и Двейн Гувер, был вместо национального гимна такой бессмысленный набор слов, испещренный вопросительными знаками.А вот какой у них был национальный флаг:

И еще, на всей планете только у ихней нации был закон, в котором говорилось: «Флаг наш никогда, ни перед кем и ни перед чем спускать не должно!»Спуском и подъемом флага назывался дружественный обычай, когда в знак приветствия флаг опускали по флагштоку ниже, к земле, а потом снова подымали вверх.

Девиз родины Двейна Гувера и Килгора Траута на языке, на котором уже никто на свете не разговаривал, означал: «Из множества — единство» — «Ex pluribus unum».Неспускаемый флаг был красавец, да и гимн и девиз никому бы не мешали, если бы не одно обстоятельство: многих граждан этой страны до того обижали, презирали и надували, что им иногда казалось, будто они живут вовсе не в той стране, а может, и не на той планете и что произошла какаято чудовищная ошибка. Может быть, им было бы легче, если б хотя бы в их гимне или в их девизе говорилось о справедливости, или братстве, или надежде на счастье, чтобы этими словами их радушно приветствовали, как полноправных членов общества, совладельцев его богатств.А когда они разглядывали свои ассигнации, чтобы понять, что у них за страна, они видели там, среди всякой другой вычурной чепухи, изображение усеченной пирамиды, а на ней — растопыренный глаз, вот такой:

Даже сам президент Соединенных Штатов не знал, что это значит. Выходило так, словно страна говорила своим гражданам: «В бессмыслице — сила».

Вся эта бессмыслица была невольной виной отцовпилигримов — основателей той нации, к которой принадлежали Двейн Гувер и Килгор Траут. Эти основатели были аристократы, и им хотелось похвастать своей никчемной образованностью, которая заключалась в заучивании всякой ахинеи из древней истории. И к тому же все они еще были рифмоплетами.Но среди этой галиматьи попадались и очень вредные идеи, потому что они прикрывали великие преступления. Например, школьные учителя в Соединенных Штатах Америки постоянно писали на доске вот такую дату и заставляли детей вызубривать ее и повторять гордо и радостно:

Преподаватели говорили ребятам, что их континент был открыт именно в этот год. А на самом деле в этом самом 1492 году миллионы людей уже жили там полноценной, творческой жизнью. Просто в этом году морские разбойники стали убивать, грабить и обманывать этих жителей.И вот еще какую вредную чушь учителя вбивали в головы ребятам: будто бы эти пираты основали правительство, которое стало факелом свободы для всех людей на свете. И детям показывали статуи и картины этого воображаемого факела свободы. Факел был похож на фунтик с мороженым, из которого выбивалось пламя, Вот как он выглядел:

Кроме того, морские пираты, которые главным образом участвовали в создании нового государства, владели людьмирабами. Они пользовались человеческими существами вместо машин, и даже после того, как рабовладение уничтожили — потому что всетаки это было очень стыдно, — те пираты и их потомки продолжали относиться к простым рабочим людям как к машинам.

www.libtxt.ru

Завтрак для чемпионов - это... Что такое Завтрак для чемпионов?

«Завтрак для чемпионов, или Прощай, Черный понедельник!» — роман Курта Воннегута.

Опубликован в 1973 году.

В авторском предисловии Воннегут писал, что эта книга — его подарок самому себе к пятидесятилетию[1].

Сюжет

Действие романа-антиутопии происходит в вымышленном городе Мидлэнд-сити, в котором должно пройти вручение литературных премий. Центральный персонаж — сквозной герой романов Курта Воннегута, альтер эго автора писатель Килгор Траут.

Второй центральный герой — Двейн Гувер, респектабельный владелец фирмы по продаже «понтиаков», постепенно сходящий с ума. Виной тому явилась книга вышеобозначенного Килгора Траута «Теперь все можно рассказать».

Вредные идеи Двейну Гуверу внушил Килгор Траут. Траут считал себя не только безвредным, но и невидимым. Мир так мало обращал на него внимания, что он считал себя уже покойником.

Он надеялся, что он покойник.

Но после встречи с Двейном он понял, что способен внушить своему ближнему идеи, которые превратят его в чудовище.

Вот суть самой вредной идеи, которую Траут внушил Двейну Гуверу. Все на свете — роботы, все до единого, за исключением Двейна Гувера.

Из всех живых существ в мире один только Двейн Гувер мог думать, и чувствовать, и волноваться, и размышлять, и так далее. Никто, кроме него, не ведал, что такое боль. Ни у кого не было свободного выбора. Все остальные были полностью автоматизированными машинами и служили для того, чтобы стимулировать Двейна Гувера. Сам Двейн Гувер был новым видом живого существа — подопытным экземпляром, который испытывал Создатель вселенной.

Во всем мире только один Двейн обладал свободной волей.

Траут и не ожидал, что ему кто-нибудь поверит. Он изложил все эти вредные идеи в научно-фантастическом романе — оттуда их и вычитал Двейн Гувер. Траут слыхом не слыхал о Двейне Гувере, когда сочинял этот роман. Роман был предназначен для любого, кто его случайно откроет. Там просто-напросто говорилось первому встречному: «Эй! Знаешь что? Ты — единственное существо со свободной волей! Как тебе это нравится?» И так далее. Это был всего лишь tour de force (здесь: выдумка (франц.)). Это была jeu d’esprit (игра ума (франц.)).

Но Двейну эта идея отравила мозги.

Стилистические особенности

Стиль повествования в романе таков, что кажется, будто автор рассказывает о людях существу с другой планеты, не имеющему представления о самых обычных вещах, таких, как яблоко, американский флаг, оружие или способ размножения людей. Это позволяет видеть всю абсурдность и жестокость человеческих поступков.

Пираты были белые. Люди, жившие на том континенте, куда явились эти пираты, были краснокожие. Когда на этом континенте началось рабовладение, рабами были чернокожие.

Все дело было в цвете кожи.

Вот каким образом пиратам удавалось отбирать все, что им было угодно и у кого угодно: у них были самые лучшие корабли на свете, и они были свирепее всех, и еще у них был порох — так называлась смесь серы, угля и селитры. Они подносили огонь к этому, казалось бы, безобидному порошку, и он бурно превращался в газ. Газ выталкивал снаряды из металлических трубок со страшной силой и чудовищной скоростью. Эти снаряды запросто врезались в живое мясо и кости, так что пираты могли разрушить проводку, или вентиляцию, или канализацию внутри живого существа, даже если оно находилось очень далеко.

Но главным оружием пиратов была их способность ошеломлять людей: поначалу никому и в голову не приходило, что они такие бессердечные и жадные, а потом становилось поздно.

Автор вмешивается в действие и комментирует его, объявляет все изображаемое плодом собственного вымысла, объясняет читателям мотивы того или иного повествовательного хода. В конце он вступает в прямой диалог с собственным персонажем Килгором Траутом[2].

Неотъемлемой частью романа являются многочисленные иллюстрации автора, выполненные черным фломастером в довольно примитивной манере[3].

Экранизация

В 1999 году по роману был снят фильм. Сценарий Курт Воннегут и Алан Рудольф (режиссёр фильма) написали вместе. В роли Двейна Гувера снялся Брюс Уиллис[4].

В одном из эпизодов фильма на стене висит автопортрет Воннегута[5].

Ссылки

biograf.academic.ru

Воннегут К.. Завтрак для чемпионов. Балаган

Воннегут К.

Курт Во́ннегут младший (англ. Kurt Vonnegut; 11 ноября 1922, Индианаполис — 11 апреля 2007, Нью-Йорк) — американский писатель, сатирик; в последнее время — художник, был удостоен чести называться «Писателем Штата Нью-Йорк» в 2001—2003 годах.

Биография

Детство и юность

Курт Воннегут родился в Индианаполисe, который стал местом действия многих его романов. С 1941 по 1943 годы Воннегут проходил обучение в университете Корнелл в штате Нью-Йорк (Cornell University), где вёл колонку в студенческой газете Cornell Daily Sun и изучал химию. После бомбардировок порта Перл Харбор, добровольно вступил в ряды вооружённых сил США и участвовал во Второй мировой войне.

Вторая мировая, плен и бомбардировка Дрездена

В 1944 году Воннегут попадает в плен во время Арденнской контрнаступательной операции немецких войск, а 13—14 февраля 1945 года, находясь в плену, становится свидетелем бомбардировки Дрездена авиацией союзнических войск. Курт Воннегут оказался в числе семи американских военнопленных, выживших в тот день в Дрездене. Его переживания найдут отражение во многих произведениях, в особенности в романе «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей», принёсшем автору известность. Воннегут был освобожден войсками Красной армии в мае 1945 года.

Послевоенная карьера

После возвращения с фронта Курт Воннегут поступает в аспирантуру Университета города Чикаго по специальности «антропология». Одновременно с учёбой в аспирантуре он работает полицейским репортёром в бюро новостей Чикаго. В 1947 году он представил к защите магистерскую диссертацию на тему «Неустойчивое соотношение между добром и злом в простых сказках», которая была единодушно отвергнута всем составом кафедры. (В 1971 году эта же кафедра присудила Воннегуту степень магистра антропологии за его роман «Колыбель для кошки» (1963)). После провала диссертации на защите в 1947 году переезжает из Чикаго в город Скенектеди, штат Нью-Йорк, где начинает работать в отделе связей с общественностью корпорации «General Electric». Сам Курт Воннегут считал, что выработал свой авторский почерк благодаря работе репортёром.

Воззрения Воннегута

Курт Воннегут считал себя гуманистом и социалистом, последователем идей Юджина Дебса. В 2003 году он участвовал в кампании Американского союза защиты гражданских свобод в поддержку основных гражданских свобод и укрепление роли Союза в защите этих прав, в ходе которой резкой критике подвергалась внутренняя политика Джорджа Буша.

Воннегут и Россия

Ввиду левых убеждений писателя и гуманистической направленности творчества, произведения Воннегута широко издавались в СССР сотнями тысяч экземпляров и удостаивались самой благожелательной критики. Переводила их Рита Райт-Ковалёва, с которой у автора в ходе сотрудничества установились тёплые, дружеские отношения. Курт Воннегут дважды приезжал в СССР: в 1974 году в Москву, в 1977 — в Ленинград, где встречался с читателями. В современной Российской Федерации по-прежнему издаются книги Воннегута.

Смерть

Писатель скончался 11 апреля 2007 года от последствий недавней черепно-мозговой травмы, полученной при падении. За год до своей смерти он опубликовал в эдинбургской газете «The Sunday Herald» обращение к британским читателям, в котором писал: «Какими бы коррумпированными, алчными и бессердечными ни становились наше правительство, наш большой бизнес, наши СМИ, наши религиозные и благотворительные организации, музыка никогда не утратит очарования. Если когда-нибудь я все же умру — не дай бог, конечно — прошу написать на моей могиле такую эпитафию: „Для него необходимым и достаточным доказательством существования Бога была музыка“»

Карьера писателя

Переживания молодости легли в основу первого произведения Курта Воннегута — фантастического романа «Утопия 14», в котором он рисует мрачные картины будущего: всю работу за людей выполняют машины, и люди становятся не нужны. К жанру научной фантастики относятся и выпущенные за этим короткие рассказы, и некоторые романы («Сирены Титана» и «Колыбель для кошки»). Впрочем, мировую славу писателю принесло во многом реалистическое произведение «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей», посвящённое бомбардировке Дрездена английской авиацией совместно с авиацией США в феврале 1945 года, во время которой город был полностью разрушен.

Во многих произведениях Воннегут выражает свои мысли голосами главных героев — таких, как писатель-фантаст Килгор Траут, прототипом которого послужил реально существовавший фантаст Теодор Старджон. Воннегут наделил своего героя богатой фантазией и цинизмом, смягчаемым его гуманизмом.

Романы

  • Утопия 14 (Механическое пианино) (Player Piano) (1952)
  • Сирены Титана (The Sirens of Titan) (1959)
  • Мать Тьма (Mother Night) (1961)
  • Колыбель для кошки (Cat’s Cradle) (1963)
  • Дай вам бог здоровья, мистер Розуотер, или Не мечите бисера перед свиньями (God Bless You, Mr. Rosewater, or Pearls Before Swine) (1965)
  • Бойня номер пять, или Крестовый поход детей (Slaughterhouse-Five, or The Children’s Crusade) (1969)
  • Завтрак для чемпионов, или Прощай, чёрный понедельник (Breakfast of Champions, or Goodbye, Blue Monday) (1973)
  • Фарс, или Долой одиночество (Slapstick, or Lonesome No More) (1976)
  • Рецидивист (Jailbird) (1979)
  • Малый Не Промах (Deadeye Dick) (1982)
  • Галапагосы (Galapagos) (1985)
  • Синяя борода (Bluebeard) (1987)
  • Фокус-покус (Hocus Pocus) (1990)
  • Времятрясение (Timequake) (1997)

Сборники рассказов

  • Добро пожаловать в обезьянник (1968)
  • Bagombo Snuff Box: Несобранные рассказы (1999)

Эссеистика

Экранизации

  • В 1950-х годах Воннегут писал сюжеты для комиксов «Склеп ужасов». Комикс был экранизирован в сериале «Байки из склепа».
  • 1971 — С днём рождения, Ванда Джун (Happy Birthday, Wanda June, реж. Марк Робсон)
  • 1972 — Бойня номер пять (Slaughterhouse Five, реж. Джордж Рой Хилл)
  • 1982 — Фарс (Slapstick, реж. Стивен Пол)
  • 1985 — Перемещённое лицо (Displaced Person, телефильм, реж. Алан Бриджес)
  • 1995 — Гаррисон Бержерон (Harrison Bergeron, телефильм, реж. Брюс Питтман).
  • 1996 — Мать Тьма (Mother Night, реж. Кит Гордон) (в этом фильме в эпизодической роли прохожего на улице снялся сам Курт Воннегут).
  • 1999 — Завтрак для чемпионов (Breakfast of Champions, реж. Элан Рудолф).
  • 2009 — «2081»
  • Готовится также экранизация романа «Колыбель для кошки».
  • Воннегут появляется в эпизодической роли в комедии 1982 в кино года Снова в школу, в роли себя самого.

Интересные факты

  • Курт Воннегут родился левшой, однако с раннего детства его переучили в правшу. И уже почти к пятидесяти годам, когда писатель переехал из большого города, то заметил, что топором в левой руке управляется лучше, чем в правой. Тут старший брат и открыл тайну переучивания.

Ссылки

Творчество Курта Воннегута

 

Источник: Воннегут К.

dic.academic.ru

Воннегут К.. Завтрак для чемпионов. Балаган

Воннегут К.

Курт Во́ннегут младший (англ. Kurt Vonnegut; 11 ноября 1922, Индианаполис — 11 апреля 2007, Нью-Йорк) — американский писатель, сатирик; в последнее время — художник, был удостоен чести называться «Писателем Штата Нью-Йорк» в 2001—2003 годах.

Биография

Детство и юность

Курт Воннегут родился в Индианаполисe, который стал местом действия многих его романов. С 1941 по 1943 годы Воннегут проходил обучение в университете Корнелл в штате Нью-Йорк (Cornell University), где вёл колонку в студенческой газете Cornell Daily Sun и изучал химию. После бомбардировок порта Перл Харбор, добровольно вступил в ряды вооружённых сил США и участвовал во Второй мировой войне.

Вторая мировая, плен и бомбардировка Дрездена

В 1944 году Воннегут попадает в плен во время Арденнской контрнаступательной операции немецких войск, а 13—14 февраля 1945 года, находясь в плену, становится свидетелем бомбардировки Дрездена авиацией союзнических войск. Курт Воннегут оказался в числе семи американских военнопленных, выживших в тот день в Дрездене. Его переживания найдут отражение во многих произведениях, в особенности в романе «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей», принёсшем автору известность. Воннегут был освобожден войсками Красной армии в мае 1945 года.

Послевоенная карьера

После возвращения с фронта Курт Воннегут поступает в аспирантуру Университета города Чикаго по специальности «антропология». Одновременно с учёбой в аспирантуре он работает полицейским репортёром в бюро новостей Чикаго. В 1947 году он представил к защите магистерскую диссертацию на тему «Неустойчивое соотношение между добром и злом в простых сказках», которая была единодушно отвергнута всем составом кафедры. (В 1971 году эта же кафедра присудила Воннегуту степень магистра антропологии за его роман «Колыбель для кошки» (1963)). После провала диссертации на защите в 1947 году переезжает из Чикаго в город Скенектеди, штат Нью-Йорк, где начинает работать в отделе связей с общественностью корпорации «General Electric». Сам Курт Воннегут считал, что выработал свой авторский почерк благодаря работе репортёром.

Воззрения Воннегута

Курт Воннегут считал себя гуманистом и социалистом, последователем идей Юджина Дебса. В 2003 году он участвовал в кампании Американского союза защиты гражданских свобод в поддержку основных гражданских свобод и укрепление роли Союза в защите этих прав, в ходе которой резкой критике подвергалась внутренняя политика Джорджа Буша.

Воннегут и Россия

Ввиду левых убеждений писателя и гуманистической направленности творчества, произведения Воннегута широко издавались в СССР сотнями тысяч экземпляров и удостаивались самой благожелательной критики. Переводила их Рита Райт-Ковалёва, с которой у автора в ходе сотрудничества установились тёплые, дружеские отношения. Курт Воннегут дважды приезжал в СССР: в 1974 году в Москву, в 1977 — в Ленинград, где встречался с читателями. В современной Российской Федерации по-прежнему издаются книги Воннегута.

Смерть

Писатель скончался 11 апреля 2007 года от последствий недавней черепно-мозговой травмы, полученной при падении. За год до своей смерти он опубликовал в эдинбургской газете «The Sunday Herald» обращение к британским читателям, в котором писал: «Какими бы коррумпированными, алчными и бессердечными ни становились наше правительство, наш большой бизнес, наши СМИ, наши религиозные и благотворительные организации, музыка никогда не утратит очарования. Если когда-нибудь я все же умру — не дай бог, конечно — прошу написать на моей могиле такую эпитафию: „Для него необходимым и достаточным доказательством существования Бога была музыка“»

Карьера писателя

Переживания молодости легли в основу первого произведения Курта Воннегута — фантастического романа «Утопия 14», в котором он рисует мрачные картины будущего: всю работу за людей выполняют машины, и люди становятся не нужны. К жанру научной фантастики относятся и выпущенные за этим короткие рассказы, и некоторые романы («Сирены Титана» и «Колыбель для кошки»). Впрочем, мировую славу писателю принесло во многом реалистическое произведение «Бойня номер пять, или Крестовый поход детей», посвящённое бомбардировке Дрездена английской авиацией совместно с авиацией США в феврале 1945 года, во время которой город был полностью разрушен.

Во многих произведениях Воннегут выражает свои мысли голосами главных героев — таких, как писатель-фантаст Килгор Траут, прототипом которого послужил реально существовавший фантаст Теодор Старджон. Воннегут наделил своего героя богатой фантазией и цинизмом, смягчаемым его гуманизмом.

Романы

  • Утопия 14 (Механическое пианино) (Player Piano) (1952)
  • Сирены Титана (The Sirens of Titan) (1959)
  • Мать Тьма (Mother Night) (1961)
  • Колыбель для кошки (Cat’s Cradle) (1963)
  • Дай вам бог здоровья, мистер Розуотер, или Не мечите бисера перед свиньями (God Bless You, Mr. Rosewater, or Pearls Before Swine) (1965)
  • Бойня номер пять, или Крестовый поход детей (Slaughterhouse-Five, or The Children’s Crusade) (1969)
  • Завтрак для чемпионов, или Прощай, чёрный понедельник (Breakfast of Champions, or Goodbye, Blue Monday) (1973)
  • Фарс, или Долой одиночество (Slapstick, or Lonesome No More) (1976)
  • Рецидивист (Jailbird) (1979)
  • Малый Не Промах (Deadeye Dick) (1982)
  • Галапагосы (Galapagos) (1985)
  • Синяя борода (Bluebeard) (1987)
  • Фокус-покус (Hocus Pocus) (1990)
  • Времятрясение (Timequake) (1997)

Сборники рассказов

  • Добро пожаловать в обезьянник (1968)
  • Bagombo Snuff Box: Несобранные рассказы (1999)

Эссеистика

Экранизации

  • В 1950-х годах Воннегут писал сюжеты для комиксов «Склеп ужасов». Комикс был экранизирован в сериале «Байки из склепа».
  • 1971 — С днём рождения, Ванда Джун (Happy Birthday, Wanda June, реж. Марк Робсон)
  • 1972 — Бойня номер пять (Slaughterhouse Five, реж. Джордж Рой Хилл)
  • 1982 — Фарс (Slapstick, реж. Стивен Пол)
  • 1985 — Перемещённое лицо (Displaced Person, телефильм, реж. Алан Бриджес)
  • 1995 — Гаррисон Бержерон (Harrison Bergeron, телефильм, реж. Брюс Питтман).
  • 1996 — Мать Тьма (Mother Night, реж. Кит Гордон) (в этом фильме в эпизодической роли прохожего на улице снялся сам Курт Воннегут).
  • 1999 — Завтрак для чемпионов (Breakfast of Champions, реж. Элан Рудолф).
  • 2009 — «2081»
  • Готовится также экранизация романа «Колыбель для кошки».
  • Воннегут появляется в эпизодической роли в комедии 1982 в кино года Снова в школу, в роли себя самого.

Интересные факты

  • Курт Воннегут родился левшой, однако с раннего детства его переучили в правшу. И уже почти к пятидесяти годам, когда писатель переехал из большого города, то заметил, что топором в левой руке управляется лучше, чем в правой. Тут старший брат и открыл тайну переучивания.

Ссылки

Творчество Курта Воннегута

 

Источник: Воннегут К.

dic.academic.ru

Воннегут К. Завтрак для чемпионов для загрузки в форматах LRF, TXT, FB2, MOBI

11Апр2016

Воннегут К. Завтрак для чемпионов

скачать

Короткий перессказ книги Воннегут К. Завтрак для чемпионов. Ты — единственное существо со свободной волей! В 1999 году роман был экранизирован, роль Дуэйна Гувера сыграл Брюс Уиллис. Эта мысль почти лишила героя рассудка. Продавец автомобилей, не отличающийся особым интеллектом, Дуэйн Гувер неожиданно оказывается замечательным проводником для идей Килгора Траута.В этой удивительной философской книге, высмеивающей современный безумный мир, абсурдность и жестокость человеческих проступков, сливаются воедино фантазия и реальность, сумасшествие и логика, автор и герой, настоящее и ложное, правда и вымысел.Завтрак для чемпионов — одна из главных книг Воннегута, которую писатель подарил себе на пятидесятилетие. Как тебе это нравится? Гувер решил, что этот вопрос обращен именно к нему (на самом деле вопрос и был предназначен для любого, кто откроет книгу) и что он единственный на планете человек, обладающий свободной волей, только он может мыслить и чувствовать, а все остальные люди вокруг — только безвольные и бездушные роботы. — эти строки прочитал Дуэйн Гувер в романе писателя-фантаста Килгора Траута, сквозного героя произведений Воннегута, являющегося своего рода альтер эго писателя.

4 коммент. на Воннегут К. Завтрак для чемпионов
  1. andrey.juravlev 28.07.2017 в 00:06 (5 лет ago)

    В январе месяце его жена должна была родить. Табун по ухабам - о "добреньких" людях, готовых так ласково в яму зарыть.

    Ответить
  2. ayzat77 30.07.2017 в 23:09 (5 лет ago)

    okey.ADHAM

    Ответить
  3. avdeevalubov-tu 09.08.2017 в 03:13 (5 лет ago)

    Я думаю, что Вы ошибаетесь. Могу это доказать. Пишите мне в PM, поговорим.

    Ответить
  4. arturo04 13.08.2017 в 03:11 (5 лет ago)

    Нештяк!)) 5+

    Ответить
Добавить комментарий
Нажмите, чтобы отменить ответ.

www.oldiplus.ru